Собрание фанфов по Наруто

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

Собрание фанфов по Наруто > Ты мой соблазн (главы 16 - ...)  23 мая 2011 г. 16:15:09



Запись модерирует её автор — Красный Зонт.

Ты мой соблазн (главы 16 - ...)

Красный Зонт 23 мая 2011 г. 16:15:09
Автор: Красный зонт (ПтицаБезКрыльев)
Бета: Word
Название: Ты мой соблазн
Предупреждение: OOC, AU
Рейтинг: PG-13
Пейринги: Сакура/Итачи, Сакура/Саске, Хината/Наруто, возможны упоминания о других парах.
Жанр: Романтика, экшн
Статус: В процессе. Обещаю, что бы ни случилось не забрасывать!
Размер: Макси
Размещение: Только с ЛИЧНОГО разрешения автора, т.е. меня.
От автора: Это мой первый фанфик, но это не повод для снисхождения. Жду критики. Заранее сообщаю: читала множество фанфов, обещаю, что мой не будет таким уж банальным. Он не будет стандартным, как большинство. Возможно, кому-то начало покажется скучноватым. Дочитайте, скорее всего, вы поймете, что ошиблись.

1-7 главы здесь:
http://raskaziki.be­on.ru/28451-771-ty-m­oi-soblazn-1-7-glavy­.zhtml

8-15 главы здесь:
http://raskaziki.be­on.ru/28689-116-ty-m­oi-soblazn-glavy-8-1­5.zhtml

Категории: Итачи/Сакура, Саске/Сакура, Романтика, Экшн, Макси, ООС, AU
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Русские солдаты в немецком плену 5 июня 2010 г. Великая Княжна Мария Николаевна в сообществе Вторая Мировая война
Владимир Маканин "Пленный" 15 ноября 2008 г. Youichi
Твой объятий плен - мой порочный кр... 19 февраля 2010 г. Kimiko Rin.
Красный Зонт 23 мая 2011 г. 16:17:17 постоянная ссылка ]
Первую ночь в N Сакура провела в гостинице. Днем она случайно услышала из беседы нескольких мужчин, что ее опекуна сейчас нет в поместье. Где он находился – неизвестно.
Если в ее планы входит отыскать Итачи, она должна начать с его поместья. Она рассчитывала на то, что Кисаме должно быть известно местонахождение ее опекуна.
На небе не было ни облачка. Сакура смотрела по сторонам в надежде отыскать знакомые лица, но не находила их. Девушке нетерпелось узнать, что стало с ее домом, но сначала нужно было разыскать Итачи.
Вид родных мест наполнил душу Сакуры радостным чувством.
Когда машина пересекала одну из улиц, Сакура бросила взгляд туда, где располагался ее дом. Он был скрыт за деревьями. Девушка вспомнила о Тобито и Аби. Скорей бы с ними увидеться!.. Но с этим придется немного подождать. Нужно было спасать Саске.
На одной из улиц Сакура попросила водителя остановиться. Рядом с этой улицей располагалось кладбище, где были похоронены ее родители. Сакура не могла проехать мимо, не навестив их. Она отворила железную калитку и пошла по дорожке. Девушке показалось, что она попала в прошлое.
Казалось, сто лет прошло с тех пор, как в дождливый осенний день маленькая девочка стояла под этим дубом и прощалась с отцом. Теперь Сакура повзрослела, но по прежнему чувствовала себя одинокой и потерянной. На могильном холмике густо зеленела трава.
Девушка заметила, что за могилой заботливо ухаживают. Сердце Сакуры наполнилось благодарностью к верным Тобито и Аби.
Она коснулась рукой могильных плит, под которыми покоились отец и мать, и отправилась назад. Нужно было думать о живых. Она была нужна Саске.
Подъехав к поместью Итачи и увидев величественный особняк, девушка почувствовала, как у нее перехватило дыхание.
Громадный трехэтажный дом из красного кирпича был ухожен. Его отражение мерцало в чистом пруду. Здесь были устроены четыре фонтана в виде лебедей. Сейчас они бездействовали, но зато по зеркальной поверхности пруда скользили живые лебеди.
Машина остановилась у высокого крыльца. Сакура восхищенно рассматривала дом. От отца она была немало наслышана о его великолепии, но то, что она увидела, превзошло все ее ожидания.
– Подождите меня здесь, – сказала Сакура водителю. – Я быстро вернусь…
Она поднялась по ступеням и подошла к парадной двери. Не успела она постучать, как дверь отворилась, и пожилой дворецкий изумленно воскликнул:
– Чем могу служить, мэм?
Его черные глаза подозрительно оглядели гостью.
– Вот уже несколько месяцев хозяин не появляется дома, – сказал он.
Сакура заметила, что дворецкий не слишком ей доверяет и готов вот вот захлопнуть дверь.
– Проводите меня к Кисаме, – четко произнесла она.
– Не знаю, сможет ли он вас принять… – дворецкий заколебался. – Как доложить ему о вас, мэм?
Девушка шагнула в прихожую.
– Доложите, что приехала Сакура Харуно.
Ее решительный вид убедил дворецкого.
– Следуйте за мной, – кивнул он и повел ее по длинному коридору, застеленному роскошным турецким ковром. – Пожалуйста, подождите здесь, – сказал он, остановившись перед одной из дверей. – Я доложу о вас.
Когда дворецкий исчез, Сакура огляделась. Во всем ощущалось присутствие Итачи. В комнате, судя по всему, располагалась его библиотека. Вдоль стен тянулись полки с книгами, а через высокие окна лился яркий утренний свет.
Стены были обиты алым шелком в тон роскошным бархатным портьерам. По стенам развешаны семейные портреты. Около камина стоит письменный стол. Изящество обстановки комнаты говорило о безупречном вкусе и значительном состоянии ее хозяина.
Неожиданно распахнулась дверь, и на пороге появился человек. Он быстро подошел к Сакуре и внимательно ее оглядел.
В свою очередь, девушка пристально посмотрела на человека, который был единственной ниточкой, долгие годы связывавшей ее с N. Таким она себе его и представляла.
– Надеюсь, вы догадываетесь, кто я, Кисаме, – сказала Сакура. – Что касается меня, то, если бы я встретила вас на улице, непременно бы узнала.
Она улыбнулась, вспомнив о высоком стиле и уважительном тоне его писем. Теперь ему не придется рассыпаться перед ней в любезностях заочно.
– Неужели вы не признали меня, Кисаме? – удивилась она. – Хотя лично мы не были знакомы, зато долгое время состояли в переписке.
Он изумленно приподнял брови.
– Неужели это вы, мисс Харуно?.. Но ведь вы… были совсем ребенком.
Сакура покружилась перед ним.
– Вот, – сказала она, – удостоверьтесь: это я, и я только что возвратилась из Англии!
С его лица исчезло холодное выражение, и Кисаме расплылся в добродушной улыбке.
– Не могу поверить, что вы здесь, мисс Харуно! – воскликнул он.
– Мой друг попал в беду, и я надеюсь, что Итачи поможет ему. Тем более, Саске – брат моего опекуна…
Кисаме отрицательно покачал головой.
– К сожалению, Итачи здесь нет.
Она одарила его ослепительной улыбкой.
– Но ведь вы поможете мне с ним связаться?
В его глазах снова засветилось подозрение.
– Я мог бы помочь, если бы вы доказали мне, что вы действительно мисс Харуно. Уж больно у вас английский выговор!
Она смущенно рассмеялась.
– А какой, вы думали, у меня будет выговор? Ведь я училась в английской школе… – Она помолчала и серьезно спросила:
– Чем я могу удостоверить свою личность?
На секунду мужчина задумался.
– Какую кличку носит лошадь, которую прислали вам отсюда?
– Прелесть! – сказала она и для пущей убедительности прибавила:
– А моего отца звали Манаби, мою тетушку зовут Цунаде. Аби и Тобито – мои слуги. Вам этого достаточно?
– Об этом многим известно, – пожал плечами Кисаме.
– Я рада, что у моего опекуна такой осмотрительный друг. И все же я – это я! – Сакура лукаво улыбнулась. – Между прочим, спасибо, что не забывали поздравлять меня с днем рождения. Подарки, которые присылались от имени Итачи, выбирали, конечно, вы сами…
Она шагнула к нему и быстро чмокнула в щеку.
– Спасибо, что не забывали обо мне! – сказала она. Кисаме смутился, но был очень доволен.
– Теперь я уверен, что вы – мисс Харуно. Другой такой проказницы не сыщешь.
– Вы скажете, как найти Итачи? – спросила Сакура. – Мне нужно увидеться с ним как можно скорее.
Он озабоченно прищурился.
– Мне известно, где он был месяц тому назад, но где искать его в настоящий момент – не знаю…
– Умоляю, скажите!
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 23 мая 2011 г. 17:46:48 постоянная ссылка ]
Глава 16 часть 2

Довольно далеко от города. Назовем это место Z (Не люблю придумывать названия городов и других мест)
С болот надвигался сырой туман. Ночь обещала быть холодной. Впрочем, погода ничуть не обескуражила гостей, которые регулярно навещали особняк майора Лимана. Очередная машина останавливалась у парадного входа, пассажиры быстро поднимались на крыльцо, и машина отъезжала, освобождая место для следующей.
Итачи Учиха взбежал по ступенькам и окинул взглядом танцующие пары. Он видел, что дочь майора Лимана жадно ловит его взгляд, но притворился, что не замечает этого. Перспектива подобного знакомства не казалась ему заманчивой. Он пришел лишь из вежливости – чтобы не обидеть хозяев – и решил, что долго здесь не задержится.
Внезапно он встретился взглядом с девушкой, с которой все присутствующие не спускали восторженных глаз.
Если девушка и знала, что находится в центре всеобщего внимания, то очень искусно это скрывала. Только что, грациозная, словно лебедь, она поднялась по лестнице и вошла в зал.
Она была прекрасна как ангел – такая же неземная и утонченная. На ней было воздушное белое платье, расшитое золотом, а волосы забраны и полностью скрыты под шляпкой. На красивом точеном лице не было и следа улыбки. Она казалась мраморным изваянием.
Девушка грациозно плыла по залу, и Итачи не отрываясь смотрел на нее. Вдруг до него дошло, что прекрасная незнакомка направляется именно к нему. Почему она решилась на это – ведь они, кажется, даже не были знакомы? Если бы он встречался с ней раньше, то никогда бы этого не забыл.
Сакура чувствовала, что у нее слегка дрожат колени. Заметит ли Итачи ее волнение? Прочтет ли в ее глазах страх?.. При одном взгляде на него все ее существо наполнилось странным блаженством.
Она явилась на вечеринку без приглашения, но никто не рискнул остановить ее у входа. Она медленно, но решительно приближалась к Итачи. На самом деле, ей хотелось убежать.
Сакура остановилась прямо перед ним, замирая от страха, не могла оторвать взгляда от знакомых глаз. Она уже успела забыть, как он высок и широк в плечах.
Неужели он и раньше был таким красивым? Его черные волосы были забраны в хвост. В каждом его движении ощущалась недюжинная сила. Он был похож на тигра в клетке.
Она искала на его лице признаки радости встречи, но не находила.
Итачи слегка прищурился и улыбнулся.
– Возьмите меня в рай, прекрасный ангел! – тихо проговорил он. – Позвольте мне узнать, что сегодня вечером вы спустились на землю специально за мной!
Она была смущена и обижена. Итачи обещал, что никогда не забудет ее, а теперь, судя по всему, не узнавал… Она решила, что не будет сразу называть себя. Хорошо бы сначала пофлиртовать с ним, поиграть, как кошка с мышкой, помучить, а уж потом признаться, кто она такая.
– Я пришла, чтобы увидеться с вами, Итачи, – взволнованно проговорила она.
Он слегка приподнял бровь.
– Если так, мисс…
Она приложила к губам пальчик.
– Пожалуйста, давайте сегодня обойдемся без имен. Может быть, мы потанцуем?
От него не ускользнуло то, что у нее английское произношение.
– Это несправедливо. Вы меня знаете, а я вас нет, – сказал он.
Впервые в жизни Сакура кокетничала. Таинственность возбуждала ее. Директрису, пожалуй, хватил бы удар, если бы она увидела в этот момент свою любимую ученицу. Впрочем, это место довольно далеко от Лондона.
– Вы любите тайны?
Он взял ее за руку и повел в гущу танцующих.
– Не всегда… – произнес он, не отрывая взгляда от ее губ. – Но вашу тайну я с удовольствием попытаюсь разгадать.
– А вам это удастся? – усмехнулась она. Он снова двинул бровью.
– Я постараюсь.
Когда он ввел ее в круг, Сакура улыбнулась.
– Что же, бросаю вам вызов. Если до рассвета вы разгадаете тайну, то вас ждет награда.
– Какая награда? – быстро осведомился он.
– В свое время узнаете. Если, конечно, одержите победу… – взволнованно сказала она.
– Вы обворожительны, а это то, что я больше всего ценю в женщинах, – заметил Итачи. – Может быть, вы дадите мне какую нибудь подсказку?
– Почему бы и нет, – после секундного колебания кивнула Сакура. – Первая подсказка в том, что на самом деле мы с вами знакомы. Мы встречались с вами по крайней мере два раза.
Музыка умолкла, и он вывел ее из толпы.
– Где мы могли с вами встречаться, прекрасная леди? – удивился он. – Я бы вас не забыл.
– И тем не менее… вы меня знаете. Причем довольно хорошо.
Еще ни разу он не был так заинтригован женщиной. Она была прекрасна и загадочна. Ему хотелось узнать о ней как можно больше.
– Не знаю, какую игру вы затеяли, но с удовольствием сыграю с вами.
Впервые Сакура заметила, что на них все обращают внимание, и немного смутилась.
– Можем мы отправиться куда нибудь, где не так многолюдно? – спросила она, набравшись храбрости.
Итачи сразу охватили подозрения. Какую ловушку ему приготовили? Эта женщина, без сомнения, благородного происхождения и прекрасно образованна. Такие, как она, не станут подобным образом заводить знакомства с мужчиной. У них и без того нет отбоя от поклонников… Итачи решил, что если незнакомка решила пошутить, то он поддержит шутку и посмотрит, как далеко она зайдет.
– А куда бы вы хотели пойти? – спросил он.
– Я совсем не знаю этого места. Ведь я здесь никогда не была, – ответила Сакура. – Может быть, вы знаете местечко, где бы мы могли побыть вдвоем?
Итачи пронзила страсть. Здравый смысл покинул его. Ни одна женщина не производила на него такого впечатления. Он скользнул взглядом по точеным плечам девушки, по ее молочно белой шее.
– Мы можем отправиться в мой небольшой домик около реки. Там нам никто не помешает…
Он был уверен, что она откажется от этого откровенного предложения.
– Мы можем отправиться прямо сейчас? – спросила она.
Не говоря ни слова, он взял ее за локоть и повел через зал. Дворецкий протянул ее накидку, и Итачи помог ей одеться. Они стояли так близко, что он не замечал никого и ничего вокруг. Между тем туман на улице сгущался.
Они сели в машину, и при свете маленького фонаря Итачи мог рассмотреть спутницу получше.
– Зачем вы это делаете? – прошептал он. Сакура задумчиво перебирала перчатки.
– Я бросила вам вызов, и вы его приняли, – сказала она.
– Не спорю, – кивнул он, – но вы забыли сказать, что будет в случае, если я проиграю?
Сакура подняла глаза. Как же ему сказать о брате? Его мать говорила, что отношения Итачи с родными трудно назвать хорошими. Значит, и с братом тоже. А если он откажется? Нет, надо действовать иначе…
– Все очень просто. Если вы проиграете, то исполните одну мою просьбу.
– Ага, теперь начинаю понимать…
– Значит, вы меня узнали?
– Я никогда не видел вас прежде. Но, кажется, разгадал вашу игру. Поклянитесь, что раньше мы не встречались ни на вечеринках, ни в гостях. Я – со своей стороны – готов поклясться и, надеюсь, вас не обижу этим.
– Зачем же, по вашему, я это делаю? – невинно поинтересовалась она.
– Женщины частенько проделывают со мной подобные штуки, – сухо сказал он.
Сакура вызывающе улыбнулась.
– Нет, уверяю вас, когда я назову себя, вы поймете, что я не лукавила, утверждая, что мы уже встречались.
– Послушайте, – недоверчиво повторил он, – со мной уже случалось подобное. Скорее всего, у вас есть брат или возлюбленный, и он нуждается в моей помощи для продвижения по службе… Если вы думаете, что одурачите меня, и я дам ему рекомендацию, то ошибаетесь…
– Неужели вы хотите убедить меня в том, - тихо сказала Сакура, - что женщины вьются вокруг вас лишь для того, чтобы добиться протекции для своих братьев или любовников?
Итачи нахмурился. У этой девушки острый ум. Еще не поздно прекратить игру, подумал он. Из за нее у него могли выйти большие неприятности, но это почему то не пугало его. Он решил во что бы то ни стало узнать, кто она такая и что ей нужно. Поэтому он будет играть до конца.
– В чем же будет заключаться ваша просьба, если вы выиграете? – спросил Итачи.
– Когда я выиграю, тогда и скажу.
Сакуре казалось, что, кроме нее и Итачи, в целом мире нет ни одного человека. Фонарь качался из стороны в сторону, и на лицо мужчины ложились тени.
Изумленная Сакура неожиданно почувствовала, как он приподнял ее и усадил к себе на колени.
– Если я поцелую вас, то смогу сказать наверняка, – прошептал он. – Поцелуи я никогда не забываю. Если, конечно, они того стоят…
Не успела Сакура возразить, как их губы слились. Она стала яростно вырываться. Подобное никак не входило в ее планы. Что он себе позволяет?!
Но Итачи крепко ее держал, и, ощутив его горячие губы, Сакура оставила сопротивление. Его губы настойчиво требовали от нее ответа, и ей казалось, что она вот вот задохнется. Задрожав, девушка откинула назад голову, но – странное дело! – ей не хотелось, чтобы он останавливался.
Он отпустил Сакуру, когда та чуть не лишилась чувств. Ее сердце бешено колотилось.
– Нет, я никогда прежде не целовал вас, – уверенно сказал он. – Осмелюсь предположить, вас вообще не целовал мужчина. Вы не такая искушенная, какой хотели представиться.
– Я целовалась! – с трудом переводя дыхание, прошептала она.
Итачи смущенно усмехнулся.
– Что ж, вполне возможно, – кивнул он, – тогда изображать невинность – часть вашей игры.
Она изумленно смотрела на него: как он мог так спокойно рассуждать о поцелуе, который буквально воспламенил ее кровь?!. Поцелуй Саске не произвел на нее такого впечатления.
Девушка отвернулась. Она вспомнила о своей цели и почувствовала себя так, словно предала Саске.
– Так вы по прежнему меня не узнаете? – спросила она.
– Вы дали мне время до рассвета, а значит, у нас есть еще целых шесть часов, – ответил он.
– Да, до рассвета, – согласилась она. – Тогда я смогу попросить вас об услуге. Дайте слово, что исполните мою просьбу!
– Если это в моей власти, – прищурился он, – то я обещаю.
– Это в вашей власти. Можете не сомневаться.
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 25 мая 2011 г. 12:33:00 постоянная ссылка ]
Глава 18

Когда Сакура поднялась на крыльцо родного дома, на нее нахлынули прекрасные воспоминания детства. Трава была подстрижена, забор в исправности, а ставни совсем недавно выкрашены в зеленый цвет. Тобито и Аби тщательно ухаживали за домом и садом.
Она с наслаждением вдохнула аромат цветов и взглянула на любимую шелковицу отца. Да, все здесь осталось по прежнему. Только сама Сакура переменилась.
Она могла бы открыть дверь и войти, но вместо этого, не желая пугать Тобито и Аби, постучала и стала ждать ответа. Ответа не было, и пришлось постучать еще раз. Наконец дверь отворилась, и на пороге показался Тобито.
– Да, чем могу служить?.. – спросил он и умолк. Потом на его лице расплылась широкая улыбка, и он воскликнул:
– Сакура, вы ли это? Какая радость, это вы!
Она протянула ему руку.
– Спасибо, что узнал меня, Тобито. Грустно было бы войти в родной дом чужестранкой…
Он отступил, пропуская ее вперед, и сказал:
– Я бы узнал вас где угодно, Сакура… Но мы не ждали, что вы приедете, и не подготовились. – Он снова улыбнулся. – Но как мы скучали по вам!
Войдя в дом, девушка увидела, что вся мебель накрыта чехлами.
– А где Аби? – поинтересовалась она.
– Она на кухне. Готовит завтрак. Сейчас я ее позову. Она умрет от счастья.
– Кто это тут у нас? – послышался голос Аби. – Разве мы ждем гостей? – Старая служанка пристально оглядела девушку.
– Ты что, не узнаешь ее, Аби? – усмехнулся Тобито, наслаждаясь смущением жены.
Старушка подошла ближе.
– Мои глаза стали уже не те… – проговорила она.
– Это я – Сакура!
Лицо Аби озарилось радостью.
– Сакура… не может быть!
– Я вернулась домой, – сказала девушка.
– Какой радостный день! – воскликнула служанка. – Мы так по вам соскучились!
Девушка взяла Аби за руку.
– Как чудесно снова оказаться дома…
Аби вспомнила о своих обязанностях и бросилась к лестнице. Тобито заметил, что в движениях жены появилась необычайная живость, а ее голос дрожал от счастья.
– Не стой столбом, Тобито! – спохватилась она, задержавшись на пороге. – Лучше принеси ка вещи Сакуры. Молодая хозяйка вернулась домой, и нам не годится сидеть сложа руки. – Аби бросила на девушку радостный взгляд. – Вы так стали похожи на свою красавицу мать!.. Вы, наверное, проголодались в дороге? – продолжала кудахтать она. – Поднимайтесь наверх, я помогу вам устроиться. Большая часть комнат в доме закрыта, но вашу комнату я всегда поддерживала в чистоте и готовности: каждую неделю проветривала, а дважды в год натирала мебель воском…
Сакура сняла шляпку. Как хорошо вновь оказаться дома! – думала она, слушая болтовню служанки. Потом поднялась вслед за Аби в свою комнату. Сколько лет прошло! Она уехала отсюда ребенком, а вернулась взрослой.

Тем временем в Z

Итачи улегся на кровать и стал смотреть, как ветки деревьев хлещут по тенту. Он не слышал, как вошел майор Лиман. Только когда тот вежливо покашлял, Итачи поднял глаза и заметил, что на лице майора написано недовольство.
– Вам доставили письмо, – сказал майор Лиман. Он поднес конверт к носу, потянул ноздрями. – Пахнет духами! – заметил он.
Итачи вскочил с кровати и взял письмо. От волнения у него перехватило дыхание: может быть, это записка от его таинственной леди.
– Можете идти.
Майор рассмеялся и вышел. Оставшись один, Итачи нетерпеливо вскрыл письмо. Послание не было подписано и содержало всего две строчки.
«Буду ждать вас в восемь вечера в Z. Пожалуйста, не разочаровывайте меня».
Записка была от нее. Итачи в этом не сомневался. Интересно, как ей удалось проведать о его местонахождении? Он корил себя за то, что позволил девушке уйти, не узнав, где ее искать. Он заезжал в гостиницу, куда отвез незнакомку его водитель, но она уже уехала, и никто не знал, в каком направлении.
Итачи не мог выбросить ее из головы. Он до сих пор ощущал чудесный аромат ее волос, руки помнили тепло ее атласной кожи. Как бы там ни было, вечером он снова с ней увидится!
В окошко небольшого домика тяжело стучал дождь. Итачи мерил комнату беспокойными шагами, боясь, что непогода помешает ей приехать. В который раз он взглянул на часы. Стрелки медленно приближались к восьми. Неужели она подшутила над ним, а сама вовсе не собиралась приезжать?
Черт бы ее побрал, думал он. Из за нее он стал похож на влюбленного школьника, хотя, кажется, она сама совсем недавно сидела на школьной скамье.
Он подошел к окну и отдернул портьеру. Ливень стал еще сильнее. Нет, в отчаянии думал он, сегодня она не приедет…
Под проливным дождем Сакура поднялась на крыльцо и постучала в дверь. Она молила Бога лишь об одном – чтобы Итачи был здесь. После своего ужасного поведения в прошлый раз она боялась, что он вообще не придет.
Но дверь отворилась, Итачи взял ее за руку и провел в помещение.
– Идите сюда! – приказал он, подводя ее к камину. – Здесь теплее.
Она подняла на него смущенные глаза. Ей казалось, что он слышит, как бьется ее сердце. Он выглядел таким отчужденным. Его взгляд был холоден и неподвижен. Неужели он сердится на нее?
Сакура зябко куталась в плащ, но Итачи сразу увидел, что перед ним все то же ангельское создание, о котором он не забывал ни днем, ни ночью. Когда девушка хотела снять капюшон, он поспешно остановил ее руку.
– Позвольте я попробую отгадать, какого цвета ваши волосы! В прошлый раз они были скрыты. Этот вопрос мучил меня день и ночь!
– Что ж, попробуйте!
Он подошел ближе и стал всматриваться ей в лицо.
– Не похоже на то, чтобы вы были брюнетка…
– Нет, я не брюнетка.
– Так я и думал. Но ведь вы и не рыжеволосая?
Сакура отрицательно покачала головой.
Каждое ее движение было абсолютно невинным, но в то же время возбуждало в Итачи страсть. Единственным его желанием было заключить ее в объятия и поцеловать.
– Итак, – произнес он, – методом исключения мы пришли к двум вариантам. Вообще то мне всегда нравились блондинки, но, судя по всему, вы не блондинка…
– А кто же я, по вашему? – удивилась она.
– Думаю, вы шатенка. У вас, должно быть, каштановые волосы.
Она хотела сбросить капюшон, но он снова остановил ее руку.
– Мне хочется сделать это самому, если вы не возражаете! – воскликнул он.
Итачи медленно стянул с Сакуры капюшон, и ее волосы рассыпались по плечам, сверкая в отблесках пламени камина. Итачи словно окаменел.
– Розовые волосы! – пробормотал он. – Я должен был догадаться, что вы во всем абсолютное совершенство!
Сакура застенчиво улыбнулась.
– Меня еще никто не называл совершенством, – сказала она. – Я очень рада, что вам понравились мои волосы. – Она изобразила на лице беспокойство. – А разве у меня много соперниц блондинок?
Он нежно дотронулся до ее розовых локонов, и они, словно тонкий шелк, заструились между пальцами.
– В целом мире вам нет равных, – сказал он. – Соперничать с вами невозможно.
– Вы смеетесь надо мной!
– Ничего подобного. Мне кажется, что любовь для вас – любимая игра, и вы весьма искусны в ней!
– Внешность часто обманчива, – возразила Сакура. – Не мне вам это объяснять.
– После прошлой ночи я готов в это поверить. Иногда вы кажетесь абсолютно невинной, а иногда дьявольски искушенной в искусстве угождать мужчинам… Когда же вы настоящая?
Сакура трогательно покраснела и отвела глаза.
– Умоляю забыть о том, что произошло прошлой ночью. Я не привыкла к вину и вела себя ужасно. Прошу вас простить меня.
– Мне нечего вам прощать. Я совершенно вами очарован.
– Итачи, как мне хочется отбросить все притворство и поговорить с вами начистоту! – воскликнула Сакура.
– Значит, я наконец узнаю, кто вы такая на самом деле?
– Узнаете… Но, боюсь, вы рассердитесь и прогоните меня.
Итачи нахмурился.
– Может быть, вы замужем?
Она взглянула в его глаза.
– Нет, не замужем… Понимаете, только вы можете дать мне то, что я хочу…
– Кажется, вы переоцениваете мои возможности в отношении женщин, – усмехнулся он.
– Итачи, я не хочу, чтобы между нами было притворство. Вы готовы меня выслушать?
Он погладил ее по волосам, а потом коснулся ладонью ее щеки.
– Может быть, потом обо всем поговорим? – Его губы коснулись ее лба, а потом нежно припали к ее дрожащим губам. – Все эти дни я думал только о тебе, – сказал он, отрываясь от ее рта. – Ночами я не смыкал глаз… Неужели ты не наградишь меня за это?
Сердце Сакуры наполнилось такой любовью, что она едва могла говорить.
– Если я разрешу вам продолжить, то потом вы возненавидите меня! – предупредила она.
– С тех пор как вы заняли мое сердце, в нем нет места ненависти, – сказал он. – Я изнываю от любви, лишь только увидел вас… Вы даже не представляете, что сделали со мной! – проворчал он.
Сакура опустила голову к нему на плечо. Она чувствовала, что целиком в его власти. Ее переполняла нежность. Ничего страшного не случится, если она еще ненадолго отложит свои признания. Казалось, ничто в мире не способно испортить это чудесное мгновение.
Итачи крепко обнял девушку, и из ее груди вырвался страстный вздох. Она признается ему, кто она такая. Но только не сейчас…
Он нежно взял девушку за подбородок, чтобы увидеть ее лицо.
– Ты заинтриговала меня, – признался он и быстрым движением расстегнул ее платье.
Сакура хотела остановить его, но он мягко отвел ее руку и медленно стянул с плеча платье. Он припал к ее плечу губами и почувствовал, как она дрожит.
– Я не забыл, какой ты была прошлой ночью, – проговорил он. – А ты помнишь это?
Она ответила не сразу. Его взгляд наполнял ее душу сладкой негой и влечением.
– Мне бы хотелось, – взволнованно прошептала она, – чтобы ты меня никогда не забывал!
На его губах заиграла улыбка.
– Ты еще сможешь оценить достоинства моей памяти. – Он поцеловал ее глаза. – Надеюсь, у нас обоих будет что вспомнить!
Близость Итачи сводила Сакуру с ума. Его страстный шепот отделял ее от всего остального мира. Сделав над собой последнее усилие, она проговорила:
– Я пришла сюда лишь для того, чтобы поговорить с тобой… Я не рассчитывала на…
– Тише! – прошептал он, снова привлекая ее к себе.
Он закрыл глаза, чтобы насладиться теплом ее прекрасной кожи. Было очевидно, что она что то скрывает от него, но теперь это было все равно. В целом мире для Итачи не существовало никого и ничего, кроме прелестной женщины, которую он сжимал в объятиях. Его волнение усиливалось. Он хотел ее всю – всю без остатка… Он слегка ослабил объятия. Она была такая нежная и хрупкая. Итачи не хотел ее испугать или смутить бурной страстью, которая поднималась у него в душе.
– Ты смотришь на меня, как на чужую, – грустно заметила Сакура.
– Уже нет, – возразил он, не поняв, что она имеет в виду. Его губы скользнули по ее щеке. – Как мне хочется снова ощутить вкус твоего поцелуя!
Не в силах противиться искушению, Сакура подставила губы его горячему поцелую. Ей казалось, что у нее за спиной выросли крылья и, покорная каждому движению любимого, она парит вместе с Итачи в небе.
Вдруг она спохватилась и, оттолкнув его, бросилась к двери и стала поправлять платье.
– Я пришла сюда совсем не за тем, – воскликнула она. Голос ее дрожал.
– Но по тому, что происходило прошлой ночью, было очень трудно судить о твоих истинных намерениях. К тому же мы оба чувствовали одно и то же. Не будешь же ты отрицать, что если бы нас не прервали, ты бы уже была моей!
– Итачи, ты ничего не понимаешь!
Он подошел к ней и удивленно поднял брови.
– Тогда объясни мне! Я устал от этой игры, – сказал Итачи. – Судя по твоим словам, ты отвергаешь меня, но весь твой вид говорит совсем о другом… – Он притянул ее к себе и услышал ее прерывистое дыхание. – Не станешь же ты отрицать, что тебе приятны мои прикосновения? Ты пришла сюда с тайной надеждой, что это случится. Разве не так?
Она подняла глаза. Лгать было бессмысленно. Конечно, она жаждала его объятий, поцелуев, ласк.
Он взял в ладони ее голову и поцеловал в кончик носа.
– Что касается меня, – сказал он, – то я не боюсь признаться, что думаю лишь о твоих зеленых глазах и твоем волшебном теле.
Сакура понимала, что уже не властна над происходящим. Все началось так невинно, но завело ее в опасные дебри. Она должна была справиться с чувствами.
– Прошу тебя, не прикасайся ко мне! – взмолилась она. – Мне нужно с тобой поговорить.
– Я еще не встречал такой женщины, как ты. Ты сводишь меня с ума… – Он развел руками. – Ты выбрала для разговора самый неподходящий момент.
Она подошла к огню и повернулась к Итачи спиной.
– Я хочу сделать признание, которое, возможно, разрушит твои чувства ко мне…
Итачи нетерпеливо вздохнул и не сводил с нее глаз.
– Я всегда чувствую себя неловко, когда женщины открывают мне душу, – сказал он. – Мне кажется, что я чем то обязан им. Я совершенно не гожусь для роли исповедника.
Она медленно повернулась и посмотрела ему в глаза.
– Мне не нужен исповедник… Мне нужен рыцарь.
– Вряд ли я смогу стать твоим рыцарем.
Она неохотно подошла.
– Мне очень нужна твоя помощь, – сказала она.
– Если я правильно понял, ты предлагаешь мне сделку? Ты надеешься добиться от меня чего то и ради этого готова на все?
Сакура отвела глаза.
– Да, ради того чтобы ты помог мне, я готова на все, – кивнула она.
Итачи с яростью схватил ее за руки.
– Проклятье! – вскричал он. – Я не буду с тобой торговаться. Я и так готов сделать для тебя все, что в моих силах. Думаешь, я не вижу, что ты сама жаждешь принадлежать мне?
Его глаза метали искры.
Не успела она возразить, как он закрыл ее рот неистовым поцелуем. Она задыхалась и пыталась его оттолкнуть, но он крепко держал ее. Ей казалось, что она вот вот задохнется, но не могла вырваться.
Близкая к обмороку, Сакура почувствовала, что его объятия снова сделались нежными. Итачи покрывал ее лицо поцелуями, а руки ласкали ее грудь. Сопротивляться было напрасно, и она решила отдаться своим желаниям.
– Это должно было случиться, – прошептал он.
– Нет… Так нельзя, – слабо возразила она.
– Нет можно, – проговорил он. – Это предначертано самой судьбой. – Немного отодвинувшись, он оглядел ее сверкающим взглядом. – С первой нашей встречи я понял, что мы должны быть вместе. И ты тоже это поняла.
Она всхлипнула и припала к его плечу.
– Ты делаешь ошибку, Итачи! Когда мы впервые увиделись с тобой, ты ни о чем подобном и не помышлял.
– Ты снова играешь!
– Нет, все игры в прошлом. Я не могу допустить, чтобы это зашло так далеко.
Он не ответил и пристально вглядывался в ее черты. Он был уверен, что никогда прежде не видел ее… Но почему тогда она так настойчиво утверждает, что они знакомы?
– Итачи, – простонала она, – неужели ты меня не узнаешь? – Она отступила назад. – Всмотрись получше! Ты должен вспомнить!
– Нет, черт побери! Я тебя не знаю. Неужели ты думаешь, что если бы мы встречались раньше, я мог бы тебя забыть?!
Сакура грустно покачала головой.
– Ты однажды пообещал не забывать меня, но все таки забыл. Все эти четыре года я жила надеждой, что ты хотя бы напишешь письмо… Но ты ни разу не написал мне!
Итачи покачнулся, словно сраженный молнией. Он смотрел и не верил своим глазам.
– Боже мой! – воскликнул он, отшатнувшись от девушки. – Сакура Харуно!
Прoкoммeнтировaть
Лучше Агарио
Быстрее, динамичнее, прикольнее!
tolxy.com
ДитЁ нОчИ 27 мая 2011 г. 15:51:27 постоянная ссылка ]
аааааааа автор жжет хочу продолжение, когда дочитала еле от монитора отлипла шикарное превсходное бесподобенное произведение. жду родолжения очень очень жду
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 31 мая 2011 г. 09:09:20 постоянная ссылка ]
Глава 19

Глаза Итачи гневно сверкнули.
– Как ты посмела пойти на это? Как ты могла подумать, что я способен развращать дитя? – Он поспешно отошел к окну. – Когда я думаю, что было прошлой ночью… – пробормотал он, – …когда я думаю о том, что могло произойти между нами…
У него в голове не укладывалось то, что женщина, которая возбуждала в нем неистовую страсть, и бедная сирота, нуждавшаяся в его покровительстве, – одно и то же лицо. Он закрыл глаза и попытался вспомнить ее чудесное тело. Теперь он должен обо всем забыть. Слава Богу, им помешали, иначе…
Собравшись с мыслями, он повернулся к Сакуре.
– Что означает все ваше поведение, юная леди? – поинтересовался разгневанный опекун.
Девушка осторожно шагнула ближе.
– Во-первых, как вы, наверное, успели заметить, я уже не ребенок. Вам не было до меня дела, а за это время я успела стать взрослой!.. А во-вторых…
– Для меня вы по прежнему ребенок, Сакура!
– Прошлой ночью вы так не думали, – заметила она. – Да и минуту назад тоже…
– Я постараюсь об этом забыть, – сказал он. В его голосе слышалось отчаяние. – Не могу понять, что заставило вас вести себя подобным образом. Или, может быть, вас научили этому в лондонской школе?
– Вы отослали меня туда и напрочь обо мне забыли! – Девушка вложила в эти слова всю горечь, которая накопилась за четыре года. – Вам и в голову не приходило, что мне одиноко или что я могу скучать по дому! Вы даже не отвечали на мои письма!
Он иронически усмехнулся и нетерпеливо махнул рукой.
– Но это абсурд! Вспомните, я обеспечил вас всем необходимым. Я вам ни в чем не отказывал. И после этого вы утверждаете, что я забыл о вас?
– Да, вы ни в чем мне не отказывали, – кивнула она. – Но я жила на деньги, которые оставил мне отец. В том, что вы делали, не было никакого самопожертвования. Более того, я, скорее, могу считать своим опекуном Кисаме, чем вас!
Он опустил глаза.
– Так вы говорите, что я ничем для вас не пожертвовал…
В намерения Сакуры вовсе не входило ссориться с Итачи. Она поняла, что он ускользает от нее, и пришла в отчаяние. Ей хотелось, чтобы он смотрел на нее теми влюбленными глазами, какими смотрел прошлой ночью… Но, оказалось, об этом было нечего и мечтать. Сакура была уверена, что после всего происшедшего он станет ее презирать.
Но он все еще не получил ответа на свои вопросы.
– Зачем вам понадобились эти игры? – допытывался он. – Что заставило вас быть такой развязной?.. – Его взгляд потемнел. – Надо думать, у вас изрядный опыт в этих делах, не так ли?
Сакура гордо подняла голову.
– Ни с одним мужчиной я не позволяла себе то, что позволила с вами! – воскликнула она. – Как вы могли подумать обо мне такое?
– Я всегда был о вас самого высокого мнения. Но вы все испортили… Почему вы вели себя подобным образом?
Каждое его слово ранило девушку в самое сердце.
– Я вовсе не собиралась обманывать вас, – сказала она, – но когда вы меня не узнали, все случилось само собой… Все, что произошло, ужасно. Я это признаю, но я была в отчаянии!
– Вы говорили, что хотите от меня чего то добиться. Теперь подходящий момент рассказать мне обо всем.
От волнения у нее на глазах появились слезы.
– После того как я расскажу о цели моего приезда, я вернусь в Англию, чтобы больше никогда вас не видеть! – прошептала Сакура. – Что бы вы ни думали, я не способна лгать… особенно человеку, которого так уважаю!
– Может быть, вы просто расскажете, что случилось? Объясните, чем я могу вам помочь. Разве я вам когда нибудь отказывал?
Сакура покраснела.
– Что ж, я должна это сделать, – вздохнула она. – Скажите, вы можете помочь мне освободить одного человека? На него напали неподалеку от города, но где он сейчас находится - неизвестно
– Значит, все так, как я подозревал, – сказал он, сверкнув глазами. – Вы явились ко мне ради вашего любовника.
Сакура хотела возразить, но потом бессильно махнула рукой.
– Я пришла к вам, потому что мне больше не к кому было обратиться за помощью…
Итачи душила ярость. Она пришла к нему ради другого!
– Кто он вам, этот мужчина? – грубовато поинтересовался он.
– Он… Он мне очень дорог. И он просил, чтобы я вышла за него замуж.
Наступила тишина. Итачи и Сакура долго смотрели друг другу в глаза. Первой не выдержала Сакура.
– Вы поможете мне? – спросила она, отводя взгляд. – Я в отчаянии.
Странная тоска сжала Итачи сердце. Он повернулся лицом к окну и стал смотреть, как по траве хлещет ливень.
– Итачи, только вы можете мне помочь. Я надеялась, что вы что то сделаете… Вы всегда помогали и заботились обо мне…
– Ага, понимаю. Вы приняли меня за доброго папашу. Очень мило.
– Нет, никогда я не считала вас папашей! – горячо возразила Сакура. – Но мне было легче жить, когда я вспоминала, что вы можете оградить меня от несчастий… Даже в Англии я ощущала ваше присутствие. Кроме вас, у меня никого не осталось…
– У вас есть тетя Цунаде, – напомнил Итачи. Впервые он осознал, до какой степени девушка одинока.
– Вы правы, но она жила во Франции, а теперь переехала в Рим, так как вышла замуж.
В ее глазах светилась неподдельная боль.
– Не знаю, почему вы решили, что я могу помочь.
Сакура умоляюще дотронулась до его руки.
– Но вы поможете мне! Я уверена, вы сможете помочь!
Он отстранил ее руку.
– Кажется, вы ошибаетесь, Сакура, – сказал он.
– Неужели нельзя ничего придумать? – взмолилась она. – Саске, ваш брат, не последний человек в Англии, и семья готова на все, чтобы освободить его!
– Так это Саске?
– Да, это он…
– Каким же ветром его сюда занесло? – удивился Итачи.
– Он не посвящал меня в подробности.
– Вам известно, где и при каких обстоятельствах его взяли в плен?
- Мне рассказали, что на Саске напали в окрестностях N в начале октября. Больше я ничего не знаю.
Итачи ощутил нечто похожее на стыд. Он отправил девочку в Англию. Она пришла к нему, потому что искала у него поддержки, а он, бессердечный, отвернулся от нее. У бедной девушки и без того не было близких. Тетушка Цунаде была чересчур поглощена карьерой актрисы, и, судя по всему, ей не было дела до племянницы.
– Посмотрим, – после долгого молчания произнес Итачи. – Может быть, я и смогу помочь… Но не требуйте от меня невозможного.
В ее глазах вспыхнул огонек надежды.
– Хотя бы найдите его! – воскликнула Сакура.
Итачи хотелось взять ее за плечи и хорошенько встряхнуть – стереть из ее памяти само воспоминание о Саске. Чувствуя, что презирает сам себя, он все же поинтересовался:
– А что, Саске и вы состоите в близких отношениях?
Вне себя от гнева, Сакура вскинула голову и воскликнула:
– Что дает вам право оскорблять меня? Между мной и Саске ничего не было! Если я позволила вам некоторые вольности, то это не значит, что я позволяю это и другим мужчинам!
Он нахмурился, пытаясь вникнуть в смысл ее отповеди.
– Стало быть, я должен принять за честь, что именно меня вы избрали объектом своих издевательств?
Встряхнув розовыми волосами, она быстро шагнула к нему.
– Накажите меня, Итачи. Побейте, если хотите!.. – прошептала она. – Только помогите!
Он едва сдержался, чтобы не обнять ее. Ему хотелось гладить ее волосы, поднести их к своим губам…
– Посмотрим, что можно сделать, – не шелохнувшись, повторил он.
– Вы не пожалеете об этом!
– Я уже жалею об этом, – прервал он ее.
Сакура заметила, что он выглядит уставшим.
– Найдите Саске, – сказала она. – Больше я никогда вас ни о чем не попрошу и не буду для вас обузой…
– Вы забыли, Сакура, – напомнил он, – я обязан заботиться о вас до тех пор, пока вы не выйдете замуж.
– Я освобождаю вас от этих обязательств.
– Вы не в праве этого сделать. Я в долгу перед вашим покойным отцом… Вопрос в том, как теперь поступить с вами.
Итачи шагнул к двери. – Теперь я должен вас покинуть. Если мне удастся узнать, где находится ваш Саске, я дам вам знать.
Она протянула руку, но он уже был на пороге. Не сказав ни слова, он вышел и исчез за пеленой дождя. Сакура долго стояла у окна.
– Да, я затеяла опасную игру, – прошептала она. – Прося помочь Саске, я сделала тебе очень больно… Но не только тебе. Себе тоже!
Простит ли ее Итачи? Сможет ли она вернуть себе его уважение?
Сакура разыскала бывшего поверенного своего отца.
– Вы говорите, что деньги моего отца кончились? – нахмурясь, воскликнула она. – Хотите вы того или нет, но вам придется признаться мне, куда исчезли деньги!
– Мне запрещено говорить вам об этом, мисс Харуно.
– Я никогда не разбиралась в финансах, – покачала головой Сакура. – Мне и в голову не могло прийти, что деньги кончились…
Поверенный догадался, что Итачи Учиха так и не рассказал девушке о том, что отец оставил ее без гроша. Если ее опекуну угодно, чтобы она ничего не знала, то лучше посоветовать ей обратиться за разъяснениями прямо к нему.
– По всем вопросам, касающимся вашего состояния, мисс Харуно обращайтесь к опекуну! Уверен, он сам все расскажет. Вы имеете на это полное право.
Сакура ушла из конторы поверенного потрясенная. Если денег нет, то почему Итачи своевременно не известил ее об этом?
Вернувшись домой, она бросилась пересчитывать оставшуюся наличность. Набралось совсем немного…
Как теперь жить?
Прoкoммeнтировaть
ДитЁ нОчИ 31 мая 2011 г. 09:34:04 постоянная ссылка ]
глава просто супер столько чувств эмоций, очень приятно читать
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 31 мая 2011 г. 10:01:29 постоянная ссылка ]

глава просто супер столько чувств эмоций, очень приятно читать

Спасибо:-D­
Прoкoммeнтировaть
ДитЁ нОчИ 2 июня 2011 г. 19:04:02 постоянная ссылка ]
автор просто безуммно интригует, интересно кто же спасет Итачи и Саске сами они врятле выберутся вобщем жду продолжения
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 3 июня 2011 г. 09:43:48 постоянная ссылка ]
Глава 21


Сознавая бесплодность своих усилий, Саске не оставлял попыток избавиться от грубых кандалов, которыми был прикован к поросшему мхом кипарису. Его запястья больно саднили, а тело было искусано насекомыми. Это был ад, кишащий кровососущими тварями.
Несмотря на то что он находился в плену недавно, силы почти оставили его. Сейчас он мечтал лишь об одном – окунуться в прохладную чистую воду.
Все тело ныло, и Саске уже потерял надежду на освобождение. Он попал в руки Орочимару, теперь оставалось надеяться лишь на Бога.
Закрыв глаза, Саске попытался восстановить в памяти свою жизнь в Англии. Он вспоминал то пологие зеленые холмы, то чудесные розовые волосы Сакуры и ее зеленые глаза… Казалось, это все осталась в какой то другой жизни, и не верилось, что он выберется из этих болот живым.
Весь мир сузился до размеров островка в двенадцать шагов, окруженного зловонной жижей. Да, он действительно превращался в животное. Единственным его стремлением стало любой ценой спасти свою жизнь…
Он услышал возбужденные голоса и звук шагов нескольких человек, направляющихся в его сторону. Вскоре он увидел приближающегося Орочимару.
Когда Саске смотрел на своего мучителя, в его глазах загоралась ненависть. Этот бандит был настоящим садистом. Издеваться над пленником, закованным в цепи, было для него лучшим развлечением. Саске молил Бога, чтобы когда нибудь ему удалось с ним поквитаться.
Вместе с Орочимару приближался высокий человек, которого Саске пока не мог рассмотреть.
– Вот ваш Саске, – сказал Орочимару, обращаясь к Итачи. – Как видите, здесь даже не на что смотреть.
Пленник был похож на животное, посаженное на цепь. Одежда была разодрана в клочья. Между тем в его взгляде читался вызов.
– Как вы посмели содержать пленного в таких условиях! Немедленно освободите его!
Орочимару и глазом не моргнул.
– Еще чего. Он мой пленник. Я сниму с него цепь тогда, когда сочту нужным.
Саске пристально посмотрел на незнакомца и, наконец, узнал его. Неужели Итачи пришел, чтобы помочь ему?
Итачи присел около него на корточки и повернул голову Саске к свету. Увидев, что лицо брата сплошь в ссадинах и кровоподтеках, он нахмурился.
– Он болен – весь горит. Ему нужен врач, – сказал он. – Если вы немедленно его не освободите и с ним что нибудь случится, я приложу все усилия, чтобы вас сурово наказали!
Саске удивленно поднял брови. Он и не подозревал, что у него жар.
– Сейчас не время для угроз, – хмуро заметил Итачи Орочимару. – Да и кто вас послушает?.. У него больной вид, потому что он ослаб…
– Предлагаю вам немедленно освободить его. – Сказал Итачи. - Вы знаете, что, если захочу, я сотру вас в порошок, и я это сделаю!
Орочимару дьявольски рассмеялся.
– На вашем месте я бы не спешил. Особенно если учесть, что вы здесь совсем один.
– Если кто и должен трястись от страха, так это вы! – прервал его Итачи.
– Видите этот ключ? – проговорил главарь бандитов, указывая на ключ, который висел у него на груди. – Он от цепей, в которые закован Саске, и никто, кроме меня, его не освободит.
Саске рванулся к своему мучителю, но цепи удержали его.
– Каков молодец! – продолжал Орочимару. – Я даже начал привыкать к нему, и мне было бы жаль с ним расстаться.
Итачи смочил водой из кувшина носовой платок и отер пленнику лицо. Глядя в его измученные глаза, он старался понять, почему Сакура полюбила этого человека.
Наклонившись ближе, он шепнул:
– Мужайся! Я вернусь ночью. Будь наготове!
Итачи выпрямился и, решив повести дело по другому, предложил:
– Вы согласны освободить его, если вам заплатят?
Орочимару усмехнулся.
– Что ж, это на вас похоже. Вы, наверное, думаете, что можно подкупить кого угодно. Нет, деньги здесь не помогут. Мой пленник не продается.
– Это ваше последнее слово?
– Ага, – кивнул бандит. – Я оказал вам большую услугу, позволив увидеться с ним. Мое терпение истощилось. Убирайтесь из лагеря, если не хотите присоединиться к вашему брату!
– Однажды вы пожалеете об этом, – сказал Итачи. – Скоро выкурят вас из этих болот!
– Это вряд ли, – покачал головой бандит. – Никому еще не удавалось сладить с Орочимару!
– Я вам еще напомню этот день.
Отодвинув главаря бандитов, Итачи шагнул через порог.
– Ждите моего возвращения! – предупредил он..
Звеня цепями, Саске размышлял о том, зачем же Итачи понадобилось помогать ему. Но у него появилась надежда на избавление. Брат сказал, что вернется ночью, и Саске не сомневался, что он обязательно сдержит слово.
С наступлением темноты на болотах начинался невообразимый шум: это хор лягушек перекликался с уханьем совы.
Осторожно передвигаясь через трясину, Итачи снова приближался к лагерю Орочимару. Ружье он держал над головой и пристально всматривался в далекие огни костров.
Кажется, в лагере началась попойка. Мужчины громко кричали, а женщины делали им недвусмысленные предложения. Итачи решил подождать, пока они не угомонятся и не завалятся спать. Он видел, как сменили часовых, и заметил, где расположены посты.
Орочимару никак не ожидал, что Учиха решит пробраться в лагерь напрямик через болото. Около двух часов Итачи пришлось сидеть в трясине по пояс. Особенно его донимали комары.
После полуночи, когда в лагере воцарилась тишина, он осторожно двинулся вперед. Вскоре он подобрался к избушке в центре лагеря.
Орочимару лежал в постели с одной из женщин. Оба, судя по всему, крепко спали. Итачи протянул руку, нащупал на груди бандита ключ на кожаном ремешке и снял его, перерезав ремешок.
Затаив дыхание, он вышел из избушки бандита и, осторожно обходя посты, пробрался к островку, где находился Саске.
Саске не спал и напряженно вглядывался в ночной мрак. Он был уверен, что Итачи непременно вернется… Но его все не было. Саске размышлял о том, сколько ему еще томиться в неволе. Надежды таяли. Борьба за жизнь теряла смысл.
Вдруг он вздрогнул. Может быть, ему послышалось?.. Он снова стал всматриваться в темноту. Кто то тронул его за плечо, и от неожиданности он дернулся и загремел цепью.
Саске увидел перед собой едва различимый силуэт. Человек наклонился над пленником и отпер замок.
Цепь упала. Он был свободен.
Итачи прикрыл ладонью его рот, показывая, что тот должен молчать.
Саске попробовал подняться, но ноги отказали ему, и он рухнул на землю. Какая досада: впереди уже маячила свобода, а собственное тело перестало повиноваться…
Неожиданно послышался дьявольский смех. Саске увидел Орочимару, который с ружьем наперевес встал у них на пути, целясь Саске прямо в грудь.
– Я предупреждал вас, что скорее убью пленника, чем отдам его вам! Я предвидел, что вы выкинете нечто подобное.
Итачи замер, видя, что Орочимару опустил палец на курок.
– Считайте, что ваш брат уже покойник.
Саске был так слаб, что даже не мог защититься. Он с удивлением увидел, как Итачи шагнул вперед и заслонил его собой.
Ружье выстрелило, но Итачи удалось опередить пулю. Он выхватил нож и, уже раненный, метнул его в Орочимару, который застонал и в смертельной агонии повалился на землю.
Старший Учиха зашатался. Саске хотел прийти ему на помощь, но был слишком слаб. Судьба словно посмеялась над ним: человек, который пришел его освободить, был ранен, а у самого Саске не было сил бежать… Но почему Итачи его собой от пули? Разве они не были в последнее время врагами? Итачи шагнул вперед.
– Ты можешь идти? – спросил он.
Саске собрал все силы, чтобы подняться на ноги, но снова рухнул на землю.
– Нет, не могу… – простонал он.
Итачи подошел и подхватил брата под руки.
– Ничего, – сказал он, – как-нибудь мы выберемся из этого ада!
Саске не оставалось ничего другого, как покориться брату, который поволок его прочь.
Итачи нес Саске на себе и чувствовал, что силы с каждой минутой убывают. Надолго его не хватит. Он вспомнил, что среди болот есть маленький островок, и направился туда.
Под ногами путались корни деревьев, и Итачи с трудом удерживал равновесие. Он должен выбраться на сушу до того, как потеряет сознание! Едва ступив на островок, он упал как подкошенный. Однако Саске был спасен.
Откуда то издалека послышался лай собак. Это люди Ороччимару устремились за ними в погоню. Впрочем, беглецы уже прошли по болоту, и собакам вряд ли удастся взять след. Некоторое время они будут в безопасности.
Итачи почувствовал, что его мутит, и потерял сознание.
Саске пришел в себя и открыл глаза. Он лежал на земле. Его руки больше не были скованы цепью. Неужели дурной сон кончился? Оглядевшись, он убедился, что находится не в лагере Орочимару, и постепенно вспомнил все, что произошло.
Ему удалось освободиться из плена Орочимару, но, похоже, стал пленником болот. В свете бледной луны Саске увидел, что вокруг сплошная трясина. Здесь было ужасно душно, а вода кишела болотными гадами. Острая осока, торчавшая из покрытой зеленой пленкой трясины, чуть шевелилась от ветра… Если Саске попробует двигаться самостоятельно, далеко ли он уйдет?.. Он либо утонет в болоте, либо его снова захватят бандиты.
Его взгляд упал на Итачи, который лежал, опрокинувшись на спину. Саске вспомнил, что брат был ранен. Может быть, он уже мертв?
Саске медленно поднялся на ноги. Его колени дрожали. Он доковылял до брата и, опустившись на колени, приложил ладонь к его груди. Сердце слабо билось. Быстро осмотрев раненого, Саске обнаружил, что пуля застряла в бедре и ее можно извлечь. Нужно было как то остановить кровотечение, иначе брат истечет кровью.
Саске осмотрел свою рубашку. Она была довольно грязной, но вполне годилась, чтобы сделать из нее повязку. Не теряя ни минуты, он разодрал рубашку на длинные лоскуты, выбирая из них самые чистые.
Когда Саске туго перевязал Итачи, тот застонал от боли. Однако Саске остался доволен: кровотечение прекратилось. Теперь нужно было извлечь пулю. И это тоже должен был сделать он.
Над болотами эхом прокатилось уханье филина, и Саске подумал, что новая тюрьма еще ужаснее прежней.
Вдруг Итачи пошевелился, открыл глаза и слабо прошептал:
– Воды!..
Саске поднес к его губам флягу.
– Я собираюсь извлечь из твоего тела пулю. Ты можешь потерпеть?
Итачи подполз к кипарису и прислонился к нему спиной.
– Делай то, что считаешь нужным, – пробормотал он сквозь зубы. – Только побыстрее. Мне очень больно.
– Должен признаться, что раньше мне никогда не приходилось этого делать…
Итачи обреченно махнул рукой и поднял взгляд к небу.
– У тебя есть острый нож? – спросил Саске. Застонав от мучительной боли, Итачи закрыл глаза и пробормотал:
– Если ты не забыл, я оставил свой нож в сердце человека, который собирался тебя застрелить…
– Да, и пуля эта предназначалась мне.
Когда Саске стал ощупывать рану, Итачи заскрипел зубами.
– Если еще раз ко мне притронешься, я застрелю тебя!
– Что же мне делать? – удивился Саске. – Как иначе помочь?
– Сними с меня сапог, – сказал Итачи. – Там есть еще один нож, хотя он, кажется, довольно тупой. И разожги костер, чтобы можно было прижечь рану, когда извлечешь пулю.
– Боюсь, пуля засела очень глубоко, – сказал Саске, чувствуя холод в груди.
– Ты собираешься спасать меня или болтать?
Дрожащими руками Саске наломал сухих веток и разжег костер. Потом он повернулся к брату.
– Я готов!
– Ну и начинай! – проворчал тот.
Саске взял нож и глубоко вздохнул. Нож стал погружаться в открытую рану.
Итачи стиснул зубы. У него на лбу выступили капли пота. Лезвие входило все глубже. Он старался отвлечься, рассматривая причудливое напластование мха, который покрывал ствол дерева, но боль росла. Он почувствовал, что в глазах у него начинает темнеть, и через секунду полетел в блаженную тьму, где не было ни страданий, ни боли.
Старший Учиха застонал и очнулся. Нога горела огнем. Он хотел подняться, но чья то рука удержала его.
– Тебе нужно отдохнуть. Дай ноге покой!
Итачи облизнул губы.
– Сколько я был без сознания?
– С прошлой ночи.
– А теперь снова ночь. А пуля? – спохватился он.
– Я ее извлек. Надеюсь, ты не собирался сохранить ее на память? Я выбросил ее в болото.
Братья немного помолчали. Первым решил заговорить Саске:
– Почему ты спас меня, рискуя собственной жизнью?
– Потому что меня об этом попросила Сакура Харуно, – просто ответил Итачи.
– Сакура?.. Ты ее знаешь?
– Мне случилось оказаться ее опекуном. Должен признаться, это весьма хлопотное занятие. Чтобы тебя спасти, она приехала из самой Англии и не нашла ничего лучшего, как обратиться ко мне.
– Как это Сакура решилась отправиться в такое опасное путешествие?! – воскликнул Саске. Его глаза просияли. – Однажды мне довелось ее спасти от… – пробормотал он, но продолжать не стал. – Я еще не встречал такой девушки, как она! – признался он.
– Сакура в N. Она в безопасности, – сухо сказал Итачи. – Чего не скажешь о нас с тобой.
– Да, – согласился Саске. – Мы оба на волосок от гибели.
– Однако мы еще живы, – напомнил Итачи. – Нас еще не покусали змеи, не захватили люди Орочимару, не свалила лихорадка и тому подобное…
Итачи почувствовал, как на него снова наваливается слабость.
– Слушай меня! – сказал он. – И слушай внимательно. Мы оба понимаем, что мне через болота не пройти, а если я объясню тебе дорогу, то ты, может быть, выберешься отсюда живым…
– Я внимательно слушаю, – кивнул Саске.
– С рассветом отправляйся. Пусть солнце светит в правое плечо… После полудня держись так, чтобы оно светило в спину. Если все будет нормально, то к вечеру ты выберешься из болот и окажетесь у дороги.
– Я не собираюсь бросать тебя здесь, – упрямо проговорил Саске.
– Ты должны идти. У тебя нет другого выбора. Ты слишком слаб, чтобы нести меня на себе, а я… да что говорить, – горько усмехнулся Итачи, – ты сами видишь!..
В глазах Саске засветилась решимость.
– Мы пойдем вместе или оба останемся! – заявил он.
Итачи откинулся на спину и закрыл глаза.
– До чего же ты упрям, Саске. Из за тебя мы оба погибнем.
– Ну нет, – засмеялся Саске, – я погибать не собираюсь. Меня ждет Сакура.
Итачи подумал о Сакуре. Если бы она ждала и его тоже!
– Ей даже не известно, что мне удалось тебя найти, – с горечью произнес он. – С какой стати она будет тебя ждать?
– Значит, нам просто необходимо добраться до нее!
Саске с трудом брел через болота, чувствуя, что силы его на исходе. На спине он нес Итачи. Тот был в полубессознательном­ состоянии и не мог ничем помочь.
– Брось меня, – слабо проговорил Итачи. – Я совсем обессилел. Не мучай меня!
– Я не брошу, – сказал Саске. Он остановился, достал фляжку и дал Итачи напиться. – Если я оставлю тебя здесь, ты погибнешь.
– Хорошо, пусть я погибну. Каждый шаг доставляет мне жестокие мучения.
– Нет, ты не умрешь. Я этого не допущу. Сакура мне этого никогда не простит. Мы выберемся отсюда живыми!
– Сакура… – пробормотал Итачи. У него начинался бред. – Милая, грустная Сакура… Я обещал, что никогда не забуду ее… Я обещал…
Саске поглядел на темнеющее небо. Скоро наступит вечер. Вдруг он увидел, что кусты впереди начали редеть. Болото кончалось. Итачи не ошибся. С удвоенной энергией Саске рванулся вперед, и скоро они ступили на сушу.
Почувствовав под ногами твердую землю, Саске положил Итачи на прохладную траву, а сам улегся рядом.
– Мы дошли! – прошептал он. – Я же говорил тебе, что мы обязательно дойдем!
Но Итачи не слышал. Он был в бреду и лишь стонал от боли.
Прoкoммeнтировaть
ДитЁ нОчИ 3 июня 2011 г. 16:31:08 постоянная ссылка ]
автор то как всегда бесподобно, но вот то как саске пулю вынул ну это по моему бред одним ножом ее никак не вынуть особенно если она глубоко застряла ну а в остальном шикарно бесподобно и нет слов жду следующей главы с нетерпением
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 3 июня 2011 г. 17:22:34 постоянная ссылка ]
В экстремальных условиях такое вполне может быть. Прода на следующей неделе
Прoкoммeнтировaть
Raven l 5 июня 2011 г. 08:13:47 постоянная ссылка ]
замечательный фанфик!!!!! автор тебе бы книги писать!!!! :-P­
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 22 июня 2011 г. 07:10:32 постоянная ссылка ]
Глава 22

Начал моросить дождь. Взвалив на себя Итачи, Саске двинулся дальше.
Вдруг он услышал шум. Он спрятал Итачи за густой куст, а сам выглянул на дорогу.
По лицу Саске текли капли дождя. Он сел рядом с братом, размышляя, что делать дальше.
Через некоторое время Саске услышал шум мотора. Он вышел на дорогу и остановил приближающуюся машину.
– Здесь раненый, ему нужна помощь! – сказал он. Водитель оглядел его и что-то проворчал.
– Вы знаете Итачи Учиху?
Человек долго и пристально вглядывался в Саске, а потом быстро кивнул.
– Допустим, я знаю Итачи. Он у нас самый уважаемый человек…
– Ему нужна ваша помощь. Он ранен. Не могли бы вы отвезти его домой или к доктору?
Человек подозрительно посмотрел на Саске.
Выйдя из машины, человек сказал:
– Я хочу сам взглянуть на него!
– Я оставил его за теми кустами, – ответил Саске.
– Меня зовут Эзекиль Моралес, а вас?
– Мое имя сейчас не важно. Пойдемте перенесем Итачи!
Итачи все еще был в забытьи. Осмотрев его, старый Моралес нахмурился.
– Куда его ранили?
– В бедро, – сказал Саске. – Вы что, не видите повязку?
– Кажется, рана тяжелая. Вот беда, не знаю я доктора, которому можно было бы доверять…
– Итачи нужна срочная помощь! – Сказал Саске. – Что если отвезти его к мисс Харуно? Она сумеет о нем позаботиться.
– Я знаю ее дом… Но я не слыхал, что мисс Харуно вернулась…
Когда Итачи уложили в повозку, Моралис повернулся к Саске.
– Почему вы решили помочь ему? – поинтересовался он.
Саске вздрогнул, вспомнив о том, как еще недавно сам был близок к смерти.
– Итачи спас мне жизнь, – ответил он. – Я только отплатил ему за услугу. К тому же он мой брат.
Эзекиль кивнул. Такое объяснение его вполне удовлетворило.
– Вы тоже поедете к мисс Харуно?
– Да, пожалуй.
– Ну что ж, садитесь в машину.
Моралис завел машину и она тронулась с места.. Не успели они как следует разогнаться, как показался патруль.
Когда он поравнялся с машиной, водителю был отдан приказ остановиться.
Саске пришлось пересесть в машину патруля, для разъяснения некоторых вопросов.
Наклонившись к старику, он понизил голос и сказал:
– Передайте мисс Харуно, что пулю уже извлекли!
Проводив патруль нетерпеливым взглядом, Эзекиль завел машину. Нужно было спасать Итачи.
Когда дождь перестал, Сакура вышла в сад и, переступая через лужи, прошла мимо грядок. Она томилась мучительным ожиданием.
Усевшись под шелковицей, девушка постаралась не думать о наболевшем.
Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Сакура принялась пропалывать грядки. Она чувствовала, что не в силах предать Саске. Если он вернется, то ему будет нужна ее помощь. Ей представлялось, что он сидит в тюремной камере, а может, где нибудь и похуже. Неизвестность убивала девушку.
Она услышала, что кто то вышел из дома через заднюю дверь. Увидев, что к ней спешит обеспокоенная Аби, Сакура замерла от страха. Случилось что то ужасное!
– Скорее, Сакура! – сказала старая служанка. – Привезли Итачи. Он очень плох. Человек, который привез его, говорит, что Итачи ранен. Я велела перенести его в спальню.
Сакура поспешно бросилась в дом. Казалось, сердце вот вот выскочит из груди. Вбежав в спальню, она увидела, что над кроватью нагнулся испуганный Тобито. Не чуя под собой ног, девушка подошла ближе и увидела, что на кровати лежит действительно он – Итачи!..
Он был белый как полотно и оброс щетиной. Растрепанные волосы были заляпаны грязью.
– Куда он ранен, Тобито? – спросила она слугу.
– В ногу. Повязка грязная и промокла от крови. Так не годится, Сакура!
– Рана тяжелая? – дрожащим голосом проговорила она.
– Сейчас трудно сказать, – ответил слуга. – Я снял с него мокрую одежду, но еще не осмотрел рану…
Увидев Итачи в таком плачевном состоянии, Сакура почувствовала, что задыхается. Она осторожно положила ладонь на его горячий лоб.
– Тобито, немедленно ступай к старому доктору Бэнсону. Наверное, рана у Итачи загноилась!
Тобито подумал и отрицательно покачал головой.
– Нет, он уехал. Другому врачу я его не могу доверить.
– Что же нам делать? Если Итачи немедленно не помочь, он может… умереть!
– А мы, Сакура? Кое какую помощь мы в состоянии оказать…
Сакура погладила Итачи по черным волосам.
– Что с ним случилось, Тобито?
– Мистер Мораллис – тот самый, что привез Итачи, – говорит, что в него стреляли… Но тут что то не так.
Дыхание Итачи вдруг стало прерывистым, и Сакура взволнованно воскликнула:
– Иди и найди Аби! Она знает, что надо делать!
Тобито поспешил к двери. На ходу он утешал девушку:
– Не падайте духом, Сакура. Такой человек, как Итачи, так просто не сдастся. Он обязательно поправится!
Когда Сакура осталась с Итачи одна, она наклонилась и коснулась губами его щеки.
– Милый, что с тобой сделали? – прошептала девушка. Слезы застилали ее глаза. – Я не дам тебе умереть! – воскликнула она. – Слышишь, я не позволю тебе покинуть меня!
Вошла Аби, следом за ней Тобито. Служанка принесла таз с горячей водой. Сакура отодвинулась в сторону.
– Лучше вам выйти, Сакура, – со вздохом заметила Аби. – Я должна промыть его рану. Пулю уже извлекли, и нам не о чем беспокоиться.
Девушка упрямо покачала головой.
– Я не оставлю его. Я… я буду тебе помогать!
– Ну что ж, – нерешительно кивнула служанка, – тогда держите лампу, чтобы мне было видно рану… Хотя, конечно, не дело, чтобы незамужняя девушка находилась у постели раздетого мужчины!
Когда Аби начала снимать с Итачи повязку, у Сакура задрожали руки. Кожа вокруг раны воспалилась и покраснела.
– Ах, Аби, что с ним стряслось? Какое чудовище попалось на его пути?
– Не знаю, Сакура, не знаю, – пробормотала служанка, осматривая рану. – Но мы сделаем все, чтобы помочь ему!
Аби смочила в горячей воде полотенце и начала промывать рану. Потом она вопросительно взглянула на мужа.
– У нас нечем продезинфицировать рану, – сказала она Тобито. – Что же нам делать?
– Я захватил из комнаты мистера Харуно бутылку рома, – после недолгого раздумья ответил Тобиас. – Это как раз подойдет.
Когда пациента наконец перевязали, Сакура согласилась выйти из комнаты на то время, пока Аби будет мыть Итачи. Девушка с беспокойством ходила взад и вперед по коридору. Ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Аби разрешила ей войти.
– Ну, как мой опекун? – поинтересовалась Сакура.
– Боюсь, все так же. Я, конечно, не доктор, но кажется, ему не стало легче. Вы видели рану. Она сильно воспалилась…
Увидев, что девушка сильно побледнела, Аби поспешно добавила:
– Но теперь уже не о чем беспокоиться! Вы держались молодцом, когда случилось несчастье с вашим отцом. Держите себя в руках и на этот раз!
– Не могу спокойно смотреть, как умирает любимый человек, – сказала Сакура, глотая слезы. Она и сама не заметила, что назвала Итачи любимым.
– Мы сделаем все, чтобы помочь ему, – заверила Аби.
– Мне нужно быть рядом с ним, – сказала девушка.
– Итачи нуждается в постоянном уходе, – сказала Аби. – Тобито и я будем дежурить по очереди… – Служанка с сомнением взглянула на Сакуру. – Что подумают люди, если вы будете находиться в спальне Итачи?
Девушка решительно ответила:
– Мне нет дела до того, что подумают люди! Что мне моя репутация! Я беспокоюсь лишь о благополучии моего опекуна!
Тобито уважительно улыбнулся. Он снова покачал головой и вышел в коридор.
Сакура повернулась к Итачи. Любой ценой она должна вырвать его из лап смерти!
– Можешь идти, Аби, – сказала она служанке, которая все еще стояла у нее за спиной. – Я останусь с ним!
– Не думаю, что вам следует оставаться наедине с Итачи, – в сомнении молвила Аби.
– Ах, Аби, это не должно вас волновать! Все трое, мы должны изо всех сил заботиться о его здоровье.
– Понимаю, – кивнула старая служанка. – Но все таки это не совсем прилично…
Сакура не могла оторвать от Итачи взгляда. Она даже не заметила, как служанка вышла из комнаты. Его все еще лихорадило, и Сакура положила ему на лоб влажный платок.
– Ах, Итачи, что с тобой сделали! – вздохнула она, сжимая его руку. – Ты такой бледный, такой слабый!..
Заливаясь слезами, она гладила его волосы и приговаривала:
– Я тебя никогда не покину!
В тяжком забытьи Итачи ощущал одну лишь боль. Ему казалось, что все его тело охвачено огнем. Жаркая красная лава медленно растекалась вокруг, и он страстно мечтал о глотке прохладной воды.
Откуда то издалека до него донесся голос, и он почувствовал, что его лба коснулась нежная рука. Влажный платок скользнул по щекам, и он жадно потянулся к нему губами.
Итачи узнал этот чудесный голос. Это была Сакура!.. Близость любимой девушки наполнила его душу покоем.
За несколько часов до рассвета тишина болот была нарушена. Саске вел через болото большой отряд. Его глаза яростно сверкали: он поклялся, что Орочимару заплатит за все, что сделал
Когда отряд вошел в лагерь, злобно залаяли собаки. Бандиты, начавшие спросонок выбираться из хижин, были тут же окружены солдатами.
Саске направился к хижине, в которой рассчитывал застать Орочимару, – если, конечно, тот был еще жив после того, как познакомился с ножом Итачи. Когда Саске подошел к хижене, ему навстречу вышла смазливая женщина в грязном платье. Она рассмеялась и покачала головой.
– Ты опоздал! – воскликнула она. – Орочимару успел улизнуть. Неужели ты думал, что поймаешь его? – Она плюнула ему под ноги. – У него побольше мозгов, чем у тебя!
Саске шагнул вперед и схватил женщину за плечо.
– Где он? – спросил он сквозь зубы. – Если не скажешь, я отрежу твой поганый язык!
Но она лишь хохотала.
– Никто не узнает, куда скрылся мой Орочимару!.. Но он тебе кое что велел передать на словах.
Саске оттолкнул женщину и зашагал прочь. У него не укладывалось в голове, что бандит ускользнул буквально из рук.
– Плевать мне на то, что он велел передать! – проворчал он.
– А вот и нет! – воскликнула женщина. – Это очень даже тебя касается. Он пообещал, что непременно выяснит, что для тебя дороже всего, и превратит это в пепел!.. Так что запомни: береги то, чем дорожишь!
Саске оглянулся и посмотрел на женщину.
– Единственное, что мне нужно, – это поставить твоего дружка перед взводом стрелков!
Он пошел в лагерь, где солдаты окружили бандитов. С отвращением оглядев вражеское логово, он коротко распорядился:
– Все сжечь, а пленных заковать в цепи… Нам не удалось поймать их главаря, – добавил он, – но зато мы уничтожили главные силы. Немногим удалось уйти с ним. Стало быть, и помощников в его черном деле у него будет не так уж много.
– Что делать с детьми и женщинами? – спросил один из солдат.
– Отпустите их, – приказал Саске. – Пусть женщины поделятся с ним новостями… Пусть он знает, что теперь ему конец! – громко прокричал он, рассчитывая, что его услышит сам Орочимару.
Слова Саске эхом прокатились по лесу. Вдруг из за дерева высунулась перекошенная от ненависти физиономия.
– Я отомщу тебе! – пригрозил Орочимару. – Ты мне за все заплатишь! Я ударю тебя в самое больное место…
Впрочем, ненависть, которую бандит питал к Саске, была ничто по сравнению с его ненавистью к Итачи Учихе.
Одна рука у Орочимару была подвязана кожаным ремнем. Нож Итачи Учихи с именным клеймом оставил на его теле глубокую рану. Теперь его правая рука совершенно бездействовала.
– А перед тем как я расправлюсь с тобой и с Итачи, если тот еще жив, – прокричал Орочимару, – вы оба успеете сильно пожалеть, что вообще родились на свет!
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 18 июля 2011 г. 16:35:07 постоянная ссылка ]
Глава 23
Лучистый взгляд Итачи встретился с сияющим взглядом зеленых глаз Сакуры. Она дотронулась до его плеча.
– Мы все очень беспокоились за вас, – проговорила девушка.
Он закрыл глаза.
– Я очень устал, – прошептал он. – Оставьте меня. Мне нужно поспать…
Итачи снова погрузился в призрачный мир снов, однако на этот раз Сакура надеялась, что он сможет отдохнуть и набраться сил.
Девушка подняла голову и взглянула на сияющее в окне солнце. Игривые солнечные зайчики упали на постель Итачи. Всю ночь Сакура стояла на коленях, надеясь, что Господь услышит ее непрестанную молитву и сохранит жизнь любимому.
Теперь она поднялась с колен и потянулась, разминая затекшие мышцы. Скоро придет Аби и сменит ее. Потом она наклонилась и взяла его руки в свои, вспоминая о том, как однажды ночью они, эти руки, нежно гладили ее тело. Удивительно, что такой сильный мужчина сейчас слаб и неподвижен…
День обещал быть очень жарким. Сакура отбросила со лба влажную прядь волос и, взяв мокрое полотенце, отерла Итачи шею и лоб. Сделав все возможное, чтобы ему было поудобнее, она подошла к окну и выглянула на улицу.
Всю ночь шел дождь, и теперь мокрая мостовая блестела под ярким солнцем. Казалось, что в городе царят абсолютная тишина и покой. Итачи находился на грани жизни и смерти, а жизнь за окном текла как ни в чем не бывало.
Она снова подошла к его постели, положила ему на лоб влажный платок.
Аби вошла в комнату.
– Ну как он? – поинтересовалась служанка.
– Нет никакого улучшения… – прошептала Сакура. – Что же делать?
– Прежде чем на что то решиться, сначала сами немного отдохните, – посоветовала Аби. – Вы едва держитесь на ногах. Уж лучше я посижу с ним. Идите, я приготовила вам в столовой завтрак…
Сакура покачала головой.
– Слишком жарко, нет аппетита… Я приму ванну и переоденусь. Если в состоянии Итачи произойдут какие то перемены, немедленно меня позови!
Не желая оставлять надолго своего больного, Сакура быстро умылась, переоделась в легкое платье и перевязала волосы лентой.
Когда она вошла в комнату, Аби все еще сидела рядом с Итачи. Увидев девушку, служанка неодобрительно сдвинула брови.
– Неужели вы уже приняли ванну и поели? – спросила она.
– Спасибо, нет аппетита, – вздохнула Сакура, – ведь он все еще не приходит в сознание… Можешь идти, Аби. Я побуду с ним еще немного.
Аби пристально посмотрела на молодую хозяйку, словно вознамерилась что-то возразить, но в конце концов вышла из комнаты.
– Попомните мои слова, Сакура, – обронила она на пороге. – Эдак вы сами заболеете!
Несмотря на то что Сакура плотно зашторила от солнца окно, в комнате было нестерпимо жарко. Платье на девушке сделалось влажным от пота. Чуть раньше она распорядилась, чтобы Аби и Тобито выкупали Итачи в прохладной воде, но жар у него так и не прошел. Он по прежнему находился без сознания.
Вдруг из коридора послышался громкий голос Аби, и Сакура удивленно посмотрела на дверь. Что там еще такое?
Голоса за дверью звучали не очень внятно, и девушка не разобрала всех слов.
Сакура придвинулась к Итачи ближе, словно желая защитить его. Увидев, как поворачивается ручка двери, она почувствовала, что у нее бешено забилось сердце.
Дверь распахнулась, и на пороге появился человек.
Сакура окинула его быстрым взглядом. У него были седые волосы и усталые голубые глаза. По чемоданчику с красным крестом в руках человека, девушка поняла, что это доктор.
Он улыбался, у него было доброе лицо, однако Сакура встала между ним и Итачи.
Словно натолкнувшись на ее враждебный взгляд, доктор отступил в сторону и кивнул на другого человека, стоящего за ним.
Когда Сакура рассмотрела спутника доктора, фарфоровый ковшик выпал из ее рук на пол и разбился вдребезги.
– Саске! – воскликнула она. – Неужели это вы? Возможно ли это?
Молодой человек протянул к ней руки.
– Да, это я, Сакура, – уверил ее он. В его глазах светилась любовь. Он кивнул на осколки фарфора. – Вот, значит, как вы встречаете человека, который предлагал вам руку и сердце…
Из глаз Сакуры покатились слезы, и, бросившись ему навстречу, она оказалась в его объятиях.
– Я боялась, что больше мы никогда не увидимся!– воскликнула она, а он крепко прижал ее к груди.
– Да, милая, я жив. Я хотел прийти раньше, но меня задержали некоторые дела…
– Но я не пойму… – протянула она, внимательно всматриваясь в него.. – Ведь вы были в плену… Вам что, удалось бежать?
– Это было нелегко, но мне помогли… – Тут Саске кивнул на Итачи. – Если бы не мой брат и ваш опекун, то скорее всего меня бы уже не было в живых. Во всяком случае, я все еще был бы пленником.
– Не понимаю…
– Он вытащил меня из болот. А его самого ранили, – объяснил Саске, подходя к кровати. – Сакура, – продолжал он, – это прекрасный врач. Он осмотрит Итачи.
Девушка с благодарностью взглянула на Саске и поручила Итачи заботам доктора.
– Он очень болен, – сказала она. – Мы сделали все, что было в наших силах, но рана воспалилась, и у него жар…
Саске крепко сжал руку Сакуры.
– Мы здесь пока не нужны, – сказал он. – Оставим доктора с Итачи!
Девушка была вынуждена согласиться. Она позволила отвести себя в коридор. Ей все еще не верилось, что она видит Саске живым и здоровым.
- Так вы говорите, он спас вам жизнь?
– Я попал в плен к человеку по имени Орочимару, – сказал Саске, не выпуская ее руки. – Он заковал меня в цепи и спрятал на болотах. Итачи меня нашел и освободил. Пуля, которая его ранила, предназначалась для меня…
По щеке Сакуры скатилась слеза.
– Это я виновата, – пробормотала девушка. – Я упросила его помочь вам. Откуда мне было знать, что он будет рисковать своей жизнью! Я думала, он только найдет вас, а потом мы вас выкупим.
Саске перевел взгляд с Сакуры на Аби. Старая служанка смотрела на него с подозрением.
– Может быть, вы приготовите чай для вашей хозяйки? – обратился он к ней. – По моему, ей сейчас это очень кстати.
Сакура с нежностью взглянула на Саске, решив, что самое время познакомить его с Аби.
– Аби, – сказала она, – я рада представить тебя Саске… Он мой друг!
Служанка вежливо кивнула.
– Надеюсь, друг! – проворчала она. – Если наш гость не возражает, я принесу кофе. Я его только что сварила…
Саске притворился серьезным.
– Кофе куда лучше, Аби, – заверил он. Только Сакура, которая хорошо его знала, заметила в его глазах озорные искорки.
Старая служанка ушла за кофе, к молодым людям подошел доктор.
– Рана обработана умелыми руками, – сказал он. – Я наложил свежую повязку. Больше я ничего не могу сделать…
– Он поправится, доктор? – с надеждой спросила Сакура.
– Полагаю, что да. Однако он очень слаб, поскольку потерял много крови. За ним, как вы понимаете, нужен тщательный уход.
– Но он все еще без сознания, – сказала Сакура.
– Разве он не приходил в себя?
– Только на короткое время.
– Завтра я приду посмотреть, как он себя чувствует, – сказал доктор и, взглянув на Саске, добавил:
– Если до завтрашнего дня он не придет в себя, его состояние можно будет считать опасным.
Девушке понравился честный отзыв доктора.
– Благодарю вас за участие, – сказала она.
– Пойдемте, – сказал Саске доктору, – я провожу вас до двери.
Мужчины вышли, а Сакура вернулась в комнату Итачи. Ей было совестно, что его ранили, когда он спасал Саске. От одной мысли, что Итачи может умереть, она задрожала, словно тростинка на ветру. Она вовсе не хотела, чтобы он спасал Саске ценой собственной жизни.
Вошел Саске и встал рядом. Оба смотрели на Итачи.
– Он очень плох, – сказала девушка. – Ах, если бы ему стало немного лучше!
– Дело серьезное, – ответил Саске, повернувшись к девушке, – но у Итачи Учихи твердый характер. Одной пулей его не остановишь.
Сакуру удивили эти слова.
– Неужели вы им восхищаетесь?
– Конечно, – кивнул он. – Я уже сказал, что пуля, которая досталась ему, предназначалась мне. – Он взял ее за руку и отвел к окну. – Но за свое спасение я должен благодарить и вас, Сакура, – сказал он.
Девушка взглянула в его глаза и поняла, сколько ему довелось пережить.
– Что я, – поспешно проговорила она, – моя заслуга в этом ничтожна…
– Не преуменьшайте того, что вы сделали, милая, – возразил он. – Чтобы просить Итачи о помощи, вы приехали из самой Англии. Наша мать послала вас. Это так?
– Я бы приехала в любом случае. Дома, в Англии, уже известно, что вы в безопасности? Все беспокоятся.
– Пока нет, но я им сегодня же отправлю весточку
Между тем Итачи мучительно продирался сквозь царство теней и сновидений. Дикая боль рвала его тело на части, а ослепительный свет резал глаза. Услышав голоса, он еще не осознал, что с ним произошло. Некоторое время он прислушивался к разговору, но не понимал, о чем речь. Наконец он открыл глаза и увидел Сакуру в объятиях Саске.
Девушка положила голову Саске на плечо..
– Уже скоро вы станете моей женой, – сказал он.
Сакура смутилась. В глазах Саске светилась надежда, что девушка не посмеет ему отказать.
– В жизни так много изменилось, – проговорила Сакура – Мне трудно разобраться в своих чувствах. Но из меня вряд ли выйдет хорошая жена, тем более для вас…
Он тихо рассмеялся.
Сакура снова прижалась щекой к его плечу.
– Я бы хотела…
– Чего бы вы хотели, милая? – спросил Саске. Вдруг подал голос Итачи.
– А я бы хотел, чтобы вы оба оставили меня в покое! – в ярости воскликнул он. – Какого черта? Где я нахожусь?
Он попытался привстать, но снова рухнул на подушку. Сакура подбежала к кровати и схватила его за руку, но он смотрел на нее исподлобья.
– Вы у меня дома, Итачи! Я очень волновалась за вас, но теперь с вами все будет хорошо, – с облегчением сказала она.
Саске подошел к девушке и, взглянув на Итачи, не мог сдержать улыбки.
– Ну, если к тебе снова вернулось чувство юмора, – заметил он, – значит, ты определенно пошел на поправку!
Итачи переводил взгляд с Саскн на Сакуру.
– Почему бы вам не продолжить ваше милое воркование где нибудь в другом месте? – проворчал он.
Трудно было сказать, что жгло его больнее – телесная рана или рана душевная.
Саске взял Сакуру за руку и повел к двери. Оглянувшись на Итачи, девушка беспокойно спросила:
– Он поправится?
Саске кивнул.
– Я уже говорил, что людей вроде Итачи Учихи нельзя свалить одной пулей. По крайней мере, Орочимару он этой радости не доставит.
– А кто такой этот Орочимару? – спросила Сакура.
Саске вывел ее из комнаты и сказал:
– Не из тех, с кем стоит встречаться… Если вы меня накормите завтраком, я вам кое что о нем расскажу. Но предупреждаю, эта история не из веселых.
– Я хочу знать обо всем!
– У меня только два часа. Потом я должен уйти.
– Значит, вы уезжаете?
– К сожалению… И не знаю, когда нам снова доведется увидеться… – Он обнял ее за плечи. – Вы будете скучать обо мне, любовь моя?
– Вы и сами это знаете, – серьезно ответила она. Под крышей ее дома судьба свела двух мужчин, которые были дороги ей больше всего в жизни. Это был нелегкий момент. Девушка находилась в недоумении, однако Саске добивался от нее определенности, и она была тронута его теплой улыбкой.
– Последнее время я непрерывно думаю о вас, Сакура, – признался он.
– Как я рада, что вы вне опасности. Не знаю, что бы со мной стало, если бы с вами что то случилось…
– Значит ли это, что вы всерьез задумались над предложением стать моей женой?
– Нет, – пробормотала она. – Я не могу ответить. По крайней мере, сейчас…
– Вы обязательно согласитесь, – мягко сказал он. – Я не отступлюсь, пока вы не ответите согласием.
Во время завтрака Сакура с содроганием слушала историю об Орочимару.
– Он и правда сущий дьявол! – воскликнула она. – Не хотела бы я с ним повстречаться.
– Об этом тебе нечего беспокоиться, – заверил ее Саске. – Если нам не удалось отправить его на тот свет, это сделают другие.
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 18 июля 2011 г. 16:35:44 постоянная ссылка ]
Глава 24

Итачи разбудил какой то заунывный скрежет. Полусонный, он повернул голову и обнаружил, что это скребет по стеклу ветка шелковицы.
Увидев, что вокруг все незнакомое, он на секунду нахмурился, но затем припомнил все, что с ним приключилось. Он находился в доме Сакуры. Судя по всему, его привез сюда Саске. Стало быть, он обязан брату жизнью, а это ему не нравилось.
Одержимый нетерпением, он попытался сесть, но слабость приковала его к постели. Рана болела, словно кто то ворочал в его ноге раскаленной кочергой. Итачи застонал от боли и откинулся на подушку.
Дверь тихонько отворилась, и в комнату вошла служанка с подносом. Итачи чуть кивнул.
– Я пришла не забавлять вас, – заявила Аби. – Я понимаю ваше состояние… Но я подумала, что немного теплого бульона и свежего сыра вам не повредят.
– Черт бы побрал ваш бульон и сыр, – резко сказал Итачи. – У меня болит нога. Разве еда поможет?
– Мужчины всегда такие капризные, – вздохнула Аби. – Если бы вы видели, какая дырка у вас в бедре, то не удивлялись бы, почему так болит… – Она поставила поднос и протянула ему салфетку. – Хотите, я покормлю вас с ложечки?
Он криво улыбнулся.
– А у вас есть характер! – Он снова попытался занять сидячее положение и с отвращением взглянул на бульон. – Оставьте мне поднос. Я сам могу справиться с едой.
Аби одобрительно кивнула.
– Смотрите только, чтобы все съели! Доктор говорит, что завтра вам станет лучше.
Когда она вышла, Итачи раздраженно отодвинул от себя поднос. Потом передумал и, схватив сыр, жадно откусил кусок. Он был голоден, и Аби не напрасно предлагала покормить его с ложечки.
Он дожевал сыр и почувствовал себя значительно лучше. Однако уставал он по прежнему очень быстро. «Стоит мне закрыть глаза, – подумал он, – я тут же усну…»
Итачи увидел, что в комнату вошли Аби и доктор. Подойдя к его кровати, доктор поставил свой саквояж и улыбнулся.
– Не спрашиваю о вашем самочувствии, – сказал он. – По сравнению с прошлым разом цвет лица у вас стал значительно лучше. Признаюсь, вы заставили меня поволноваться.
Ухватившись за спинку кровати, Итачи сел. Доктор придвинул поближе лампу и осмотрел его ногу.
Доктор снял повязку и удовлетворенно покачал головой.
– Рана заживает хорошо, – сказал он. – Пожалуй, с завтрашнего дня вы можете давать ноге небольшую нагрузку. Только особенно не усердствуйте. Самое большее – пройдитесь от кровати до двери. – Он повернулся к Аби. – Присматривайте за ним…
– Само собой, – кивнула старая служанка, – я с него глаз не спущу.
Доктор наложил свежую повязку. Закончив с бинтами, он протянул Итачи руку.
– Больше мы не увидимся. Утром я вынужден уехать.
Доктор взял саквояж и шагнул к двери.
– Рад был с вами познакомиться, – сказал он на прощание. – Постарайтесь больше не лезть под пули!
Проходя мимо спальни Итачи, Сакура услышала страшный грохот и чертыхание Итачи. Без стука вбежав в комнату, девушка стала свидетельницей небольшого конфуза: придавленный перевернутым трехногим столиком, Итачи лежал посреди комнаты. Вокруг валялись склянки с медикаментами и тазик для умывания.
Взглянув на Сакуру, он поморщился:
– Вы что, так и будете стоять столбом вместо того, чтобы мне помочь?
Она отвела глаза и смущенно шагнула назад. Итачи был обнажен по пояс.
– Сейчас я позову Тобито, – пробормотала она. – Он поможет…
– Бросьте, Сакура! Идите сюда! – проворчал Итачи. – Я не собираюсь разлеживаться посреди комнаты и дожидаться Тобито.
Девушка робко подошла поближе.
– Что случилось?
– Мне надоело лежать в постели, словно я инвалид! – нетерпеливо сказал он. – Вот и все.
– А а, – протянула она, – понимаю…
Она ухватилась двумя руками за его руку и стала его поднимать. Тяжело дыша, Итачи поднялся. Она поняла, что ему очень больно.
– Обопритесь на меня, – предложила Сакура, а сама обхватила его за талию. – Я доведу вас до кровати. Там ваше место!
– Кажется, у меня нет другого выбора, – вздохнул он, ковыляя по комнате. – Не помню, чтобы когда нибудь в жизни я вообще болел!
Когда они наконец добрались до кровати, Итачи рухнул на подушки. Сакура заметила, что у него дрожат руки, а лоб покрылся испариной. Судя по всему, он был еще очень слаб, а рана доставляла ему жестокие страдания.
Она потрогала ладонью его лоб.
– Вам нужно отдохнуть, – сказала она. – Обещайте, что больше не станете подниматься с постели один!
Он поднял глаза к потолку, словно превозмогая боль.
– Почему последнюю неделю вы избегаете меня? – поинтересовался он. – Ведь я был при смерти.
Сакура отрицательно покачала головой.
– И вовсе я вас не избегаю, – возразила она. – Я была нужна вам, когда вы находились без сознания, а теперь мое присутствие не обязательно…
Она опустила глаза, заметив его язвительную усмешку.
– Не нужно разыгрывать из себя невинность! – воскликнул он, и его глаза яростно засверкали. – Должно быть, вы все это время забавлялись с Саске!
Сакура нагнулась и стала поднимать с пола склянки с лекарствами. Волосы, упавшие на лицо, скрыли ее возмущение.
– Саске уехал, – сказала она. – Последний раз я виделась с ним в тот день, когда он навещал вас…
Итачи посмотрел на нее и подумал о том, как она прекрасна – с этой блуждающей улыбкой на устах. Боже, как она чиста и невинна в этом белом платье с рассыпавшимися по плечам волосами.
– Оставьте меня в покое! – проворчал он и отвернулся к стене. Шевельнув раненой ногой, он застонал от боли. – Благодарю вас за вашу помощь. Мне не хочется пользоваться вашей добротой, но, кажется, у меня нет другого выхода… С другой стороны, я бы не хотел показаться вам неблагодарным… Просто столько накопилось на душе! – добавил он со вздохом.
– Я это знаю, – понимающе кивнула она. – Вам приходится нелегко. Прошу вас, оставайтесь у меня столько, сколько потребуется. Ваше здоровье для меня – главное! – Она застенчиво улыбнулась. – Я давно хотела поблагодарить вас за спасение Саске…
– Не хочу я вашей благодарности, – ответил он. – Я сделал то, о чем вы меня просили.
– Но я не просила вас рисковать собственной жизнью!
Сакура вышла из комнаты, а Итачи повернулся и долго смотрел на дверь.

Эзекиль Моралис медленно вскарабкался на крыльцо и громко постучал в дверь. Его очень беспокоило состояние Итачи, и он специально приехал сюда, чтобы справиться о его здоровье.
Когда дверь отворилась, старик быстро снял кепку и, пригладив взъерошенные волосы, улыбнулся молодой красивой женщине, которая смотрела на него с недоумением.
– Что вы хотите? – спросила Сакура. Он усмехнулся.
– Вы меня не помните, Сакура? Я – Эзекиль Моралис. Друг вашего батюшки.
Лицо девушки мгновенно озарилось улыбкой.
– Ну конечно, я вас помню! Как идет торговля молоком и сливками? Наверное, дела неважные, заказов немного? – Она отступила в сторону, приглашая его в дом. – Спасибо вам, что привезли ко мне Итачи!
Эзекиль неловко пожал плечами.
– Я потому и пришел, – объяснил он. – Моя жена и я очень волнуемся него… Я специально приехал в город, чтобы узнать, как он.
Сакура сделала вид, что не замечает его заляпанных грязью сапог, которыми он тут же наследил на ковре, идеально вычищенном Аби. Оставалось надеяться, что старая служанка не заметит этого до его ухода.
– Может быть, вы подниметесь наверх и сами посмотрите, как он? – предложила Сакура.
– Я сам перед Итачи в неоплатном долгу. Когда нас с женой хотели согнать с земли, он одолжил нам денег, чтобы мы смогли посеять кукурузу и купить коров… Да я на все ради него готов! – воскликнул он. – Ей Богу!
Сакура улыбнулась смешному старику. Когда то его седые волосы были огненно рыжими. Он был высоким и худым и носил окладистую бороду. Его лицо светилось добротой. Особенно, когда он улыбался.
– Думаю, что многие люди чувствуют благодарность к моему опекуну, – сказала девушка.
– А он не рассказывал вам, как я учил его охотиться на болотах? – поинтересовался Эзекиль, переминаясь с ноги на ногу.
Сакура помолчала, а потом сказала:
– Нет, об этом я ничего не слышала… Видите ли, меня долго не было на родине, и я не могла хорошо узнать моего опекуна.
– Вот вот, – подхватил старик, – мы с женой удивлялись, почему вы не торопитесь возвращаться, и были очень рады, когда узнали, что вы наконец приехали.
Девушка улыбнулась разговорчивому старику.
Когда она кивнула ему, чтобы он поднимался наверх, тот все еще продолжал говорить.
– Как вы думаете, Итачи будет рад меня видеть? Ведь теперь он такая важная персона!
– Конечно. Он из тех, кто ценит дружбу.
Сакура прошла по коридору и остановилась у двери в комнату Итачи.
Она постучала в дверь, и Итачи откликнулся. Открыв дверь, она отступила в сторону, пропуская старика Моралиса в комнату.
– Только не засиживайтесь долго, – предупредила она. – он еще очень слаб и должен отдохнуть.
Когда Эзекиль вышел от Итачи, на улице уже смеркалось. Старик подошел к Сакуре и улыбнулся.
– Еще увидимся, – сказал он. – Итачи разрешил мне навещать его, сколько я пожелаю. Кажется, он поправляется, хотя и ворчит, словно дикий медведь… Но это потому, что долго валяется в постели.
– Да, наверное, – кивнула Сакура, стараясь казаться серьезной. – Приходите почаще!
– Обязательно! Увидимся, Сакура, – повторил он.
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 18 июля 2011 г. 16:36:07 постоянная ссылка ]
глава 25 (не полностью)

В одной руке Сакура держала поднос с обедом, а другой тихонько открыла дверь. Итачи приподнялся на подушках, и она улыбнулась.
– Аби устроила для вас настоящий пир, – сказала она. – Здесь жареная рыба, зеленая фасоль с картофелем и сдобная булочка.
Итачи скрестил руки на груди и окинул ее холодным взглядом.
– Почему сегодня вы так долго не приходили?.. Целый день я должен валяться один в четырех стенах.
Девушка поставила поднос на столик около кровати.
Она прекрасно понимала, как тяжело такому мужчине, как Итачи, лежать неподвижно.
– Между прочим, – сказала она, – я была в вашем поместье. Я уехала с утра пораньше, чтобы сообщить Кисаме, что вы здесь. Он передал вам привет и сказал, что приедет, как только это будет возможно.
Итачи протяжно вздохнул и откинулся на подушку.
Сакура добавила в кофе сливки и поставила поднос ему на колени.
– Пока лучше хорошенько поешьте. Аби с ног сбилась, стараясь вам угодить.
Он взял вилку. Отделив небольшой кусочек рыбы, он отправил его в рот.
– Аби заслуживает похвалы, – заметил он. – Интересно, удастся ли мне переманить ее от вас к себе?
Девушка улыбнулась его подшучиванию.
– Аби никогда не согласится покинуть меня, – сказала она.
Он покачал головой.
– Ну ну, не зарекайтесь! Недавно она рассказывала мне, что родилась и выросла в деревне и иногда скучает по деревенской жизни. Я предложу ей хозяйничать у себя в поместье и осуществлю ее мечту.
Сакура скромно сложила руки на столике и любовалась, как Итачи управляется с рыбой.
– Разве у вас нет повара?
– С Аби никто не сравнится!
Девушка недоверчиво махнула рукой.
– Но у Аби независимый характер! – сказала она. – Сомневаюсь, что вы долго ее вытерпите. – В ее зеленых глазах засверкали веселые огоньки. – Что же касается меня, то я, наоборот, привыкла повиноваться властным натурам…
Он не донес чашку с кофе до рта и поспешно проговорил:
– Если вы намекаете на меня, то при определенных условиях я сам бываю кротким, как овечка.
– Что то на вас непохоже, – с сомнением откликнулась Сакура.
Его глаза вспыхнули.
– Я могу быть очень нежным, – повторил Итачи, и в его голосе послышались нотки, знакомые Сакуре с тех пор, как она побывала в его объятиях.
Несколько секунд они пристально смотрели друг на друга, а затем девушка поднялась и отошла к окну.
– Придет время, и мы об этом поговорим. – Она повернулась к нему и увидела, что он по прежнему не отрываясь смотрит на нее. – Вы сами знаете, о чем…
– Ну да, – кивнул он, – вы хотите поговорить со мной о Саске.
Его прозорливость поразила ее.
– Однажды Саске тоже вызволил меня из одной… довольно неприятной истории. Стало быть, мы оба у него в долгу.
Итачи окинул девушку страстным взглядом. Боже, как она была хороша! О такой девушке, наверное, мечтает всякий мужчина… Он, по крайней мере, мечтал именно о ней.
Удивляясь собственным мыслям, Итачи хрипло проговорил:
– Насколько я догадываюсь, вы хотите сообщить, что намерены выйти за него замуж?.. Надеюсь, вы не забыли, что ваш отец дал мне право разрешить или запретить ваш брак.
– Нет, я не забыла.
– И все таки надумали выйти за него, даже не поставив меня в известность? – упрекнул он девушку.
Сакура казалась смущенной.
– Хотя Саске и предлагал мне руку, я не дала ему своего согласия. Меня многое смущает.
– Вас останавливает то, что он живет в Англии?
– Если любишь человека, это не имеет значения, – заметила Сакура.
– Значит, – многозначительно проговорил он, – вы отдали Англии предпочтение перед родиной? – Он имел в виду совсем другое, и она это прекрасно поняла. – А вы рассказали ему о той ночи, которую вы провели в моих объятиях? – резко спросил он.
Она уже успела забыть, как может жечь взгляд его глаз. Она опустила голову и стала теребить платье.
– Н нет… – прошептала она. – Я не рассказывала ему об этом…
Итачи приподнял поднос и протянул его девушке.
– Возьмите, – распорядился он. – У меня что то пропал аппетит.
Девушке захотелось хорошенько его поколотить. Заставить страдать так, как заставил ее страдать он. Она взяла поднос, поставила его на столик и повернулась к Итачи. В ее глазах сверкнул гнев.
– Я выйду за Саске, дадите вы согласие или нет!
– Неужели?
Она кивнула.
– Подойдите поближе, Сакура, – попросил он. – Я объясню вам, как вы ошибаетесь.
Она сделала шаг и остановилась.
– Я не ошибаюсь! – заявила она.
Итачи протянул ей руку.
– Идите сюда, – позвал он. Она неохотно подала ему руку. – Значит, вы собираетесь выйти за Саске без настоящей, страстной любви? – поинтересовался он, привлекая девушку к себе.
– Я… – пробормотала она, отводя глаза, – я… люблю его!
Неожиданным рывком Итачи притянул ее к себе, и ее розовые волосы коснулись его лица. Она боялась пошевельнуться, а он играл ее локонами.
– Что вы делаете? – дрогнувшим голосом проговорила она.
– А вы что, против?
– Я… нет…
Прижавшись щекой к его груди, она чувствовала, как тяжело стучит его сердце.
– Ваша рана! – обеспокоенно прошептала она, а сама подумала, испытывает ли он такое же возбуждение, как и она сама.
Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.
– Я объясню тебе, Сакура, почему не стоит выходить замуж за Саске! – сказал Итачи, не отрывая взгляда от ее губ. – Я хочу напомнить тебе, как ты бессильна перед собственными чувствами.
Она попыталась вырваться, но он крепко ее держал.
Он приподнял ее, и теперь ее лицо находилось вровень с его лицом.
– Я пробовал внушить себе, что я твой опекун, но у меня ничего не вышло. Я все время думаю о тебе. Даже когда тебя нет в комнате, я ощущаю аромат твоих духов.
Он обнял ее податливое тело и положил ее рядом с собой. В ее глазах светилось не только желание, но и смущение. Он провел кончиком пальца по ее шее. Около ключицы билась нежная жилка. Итачи припал к губам Сакуры.
– Мне кажется, нам нельзя… – начала она.
– Неужели? – усмехнулся он.
Она взглянула в его глаза и увидела в них желание. Но ей хотелось, чтобы кроме желания в них светилась и любовь.
– Вы меня убьете! – прошептала она.
– В самом деле? – снова усмехнулся он. – Но я хочу, чтобы ты, наоборот, ощутила всю полноту жизни. Я не забыл того, как ты была у меня в объятиях. А ты? Ты вспоминала о той ночи?
– Да, – призналась девушка, чувствуя, как смыкаются его сильные руки.
Он гладил ее по волосам.
– Скажи, что хочешь меня! – прошептал Итачи.
– Не заставляйте меня говорить это! – воскликнула девушка.
Он припал к ее губам пьянящим поцелуем. Его теплая ладонь нежно сжала ее грудь.
– Разве с Саске ты испытывала что то подобное? – спросил он.
Его рука опустилась ниже, и он погладил ее живот.
– Нет, – прошептала она, крепче прижимаясь к нему.
Ее губы призывно приоткрылись… И вдруг она словно очнулась ото сна.
– Нет! – воскликнула она.
Он окинул ее тяжелым взглядом.
– Знаешь что, Сакура, – проговорил он, – ничего не подозревающему бедняге Саске не стоит на тебе жениться. Ему не нужна жена, которую влечет к другим мужчинам.
Не успела она возразить, как он снова прильнул губами к ее губам. Она заколотила кулачками по его спине, но он держал ее крепко.
Итачи и сам не понимал, что его гнев вызван обыкновенной ревностью, не знал также, что желание помучить Сакуру вызвано стремлением причинить ей боль, какую испытывал он сам.
Когда она обмякла в его руках, он снова стал целовать ее. Девушка сразу забыла все его грубые слова и доверчиво прижалась к нему.
Неожиданно он прервал поцелуй и, чуть отстранив ее от себя, заглянул ей в глаза.
– Ей Богу, Саске заслуживает сочувствия, – сказал он, ослабив объятие. – Если я дам свое согласие, он будет сожалеть об этом всю свою жизнь… Впрочем, нет, вряд ли. Кроме того, он достоин лучшего.
Сакура выскользнула из его рук и провела по своим губам тыльной стороной ладони.
– Я не такая, как вы думаете! – проговорила она. Ее губы дрожали. – Зачем вы это сделали? Я была счастлива с Саске, пока вы…
Тут девушка порывисто развернулась и выскочила за дверь.
Прoкoммeнтировaть
Красный Зонт 20 июля 2011 г. 05:03:05 постоянная ссылка ]
Глава 26
Эзекиль Моралис неторопливо приблизился к крыльцу. Аби и Сакура подстригали кусты. Старик подошел так тихо, что они даже не заметили его. Он снял с головы шапку и пригладил редкие седые волосы.
– Доброе утро, – улыбнулся он Сакуре.
– Я так рада вас видеть! – воскликнула девушка.
Аби набрала охапку сучьев и двинулась за дом.
– Сейчас отнесу и вернусь, – сказала она и покосилась на грязные сапоги старика. – Если пойдете в дом,
то сначала вытрите ноги!
Эзекиль и Сакура посмотрели ей вслед. Потом девушка виновато взглянула на старика.
– Вы не хотите пить? Может быть, зайдете к нам, кажется, Аби приготовила лимонад.
– Нет, я пришел, чтобы сообщить новости… Наверное, вы еще об этом не слышали…
Девушка сошла с крыльца и присела на скамью.
– Сядьте рядом со мной, – попросила она. – Расскажите мне все, что хотели.
Старик души не чаял в Сакуре. Такой красивой девушки он в жизни не видел. Она была к нему очень добра и всегда внимательно выслушивала. Среди молоденьких женщин подобное качество – огромная редкость. Ради нее старик был готов на все.
Он присел рядом с ней на краешек скамьи и принялся рассказывать последние новости, в том числе все, что известно об Итачи.
– Вы должны быть рядом с Итачи, пока он делает свое дело. Вы нужны ему. Особенно если дела плохи…
Сакура потупилась.
– Нет, ему нужна не я. Он – мой опекун. – Она нервно сцепила пальцы. – Рядом с ним действительно должна быть женщина, но только не я. Я для него вроде племянницы. Не более того…
Эзекиль улыбнулся про себя. До чего эта молодежь любит все усложнять!.. Старик немало повидал на своем веку и замечал то, чего не замечали молодые.
– Именно вы ему нужны, – сказал он и, встав, побрел по дорожке. – Ждите его, потому что никто другой ему не нужен… Верьте мне, если вы вообще способны верить!
Старик развернулся и пошел куда-то от дома Сакуры. Девушка смотрела ему вслед и была уверена, что он ошибается. Итачи Учихе вообще не нужны женщины. Не говоря уж о ней, о Сакуре.
Сильный ветер трепал ветви шелковицы, и они стучали в окно спальни Сакура. Было за полночь. Аби и Тобито уже давно спали, а девушка все еще не могла сомкнуть глаз, прислушиваясь к шорохам и скрипам в доме.
Наедине с собой Сакура могла позволить себе задуматься о жизни. Мысли не давали покоя, и девичьи слезы капали на постель.
Зарываясь лицом в подушку, она плакала навзрыд. Ах, если бы знать, что Итачи жив и находится вне опасности!..
Сакура встала и подошла к окну. Ночь была очень темная. Силуэты деревьев едва просматривались во мгле.
Она вернулась в постель и немного погодя забылась беспокойным сном.
Снова ветер усилился, и в окна застучали ветки шелковицы. Сакура проснулась, как от толчка. Ее